А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Бояджиева Мила

"Рим, конечно Рим!" или "Итальянское танго"


 

На этой странице выложена электронная книга "Рим, конечно Рим!" или "Итальянское танго" автора, которого зовут Бояджиева Мила. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу "Рим, конечно Рим!" или "Итальянское танго" или читать онлайн книгу Бояджиева Мила - "Рим, конечно Рим!" или "Итальянское танго" без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой "Рим, конечно Рим!" или "Итальянское танго" равен 325.28 KB

Бояджиева Мила - "Рим, конечно Рим!" или "Итальянское танго" => скачать бесплатно электронную книгу



Бояджиева Мила
'Рим, конечно Рим!' или 'Итальянское танго'
БОЯДЖИЕВА
"РИМ, КОНЕЧНО, РИМ!"
или "ИТАЛЬЯНСКОЕ ТАНГО"
Эпиграф "SE NOME VERO , E BEN TROVATO"
"Если это и не верно, то все же хорошо придумано" /лат/
Пролог
В телефонной трубке хрипел и задыхался едва слышный мужской голос:
- Помогите, умоляю... Я в машине... Очень много крови. Моя жена... Рита... Ее убили... Не могу говорить... больно...
- Где вы находитесь, синьор? Назовите адрес!
Свистящее дыхание, стон, тишина.
Диспетчер службы происшествий Рима Нина Ламани, вопросительно посмотрев на сидящих за пультами коллег, включила трансляцию. В комнате, украшенной гирляндами серебряной канители и рождественскими бело-красными флажками повис усиленный динамиками стон.
- М-м... очень больно! Помогите скорее... прошу вас.
Часы под сверкающим пожеланием "Buon Notale!" (Счастливого Рождества) показывали 22.00. Младший сержант Дина Корто - с непривычно ярко подведенными глазами и нарядной заколкой в тщательно уложенных волосах только что сварила кофе и высыпала в вазочки разноцветное печенье. Все это вместе - запах кофе, ванили, искрящиеся гирлянды, лохматые ресницы младшего сержанта и цифры на часах создавали атмосферу праздничной приподнятости, в которых прерывающийся, молящий о помощи голос казался неуместной шуткой из серии радиоужасов.
- Где вы находитесь, сеньор? Вы можете определить ваше местонахождение? Как вас зовут? - настаивала Нина, добиваясь хоть какой-то вразумительной информации.
- Элмер... - мужчина дышал с трудом, собирая силы для каждого слова. Не знаю, где нахожусь, не понимаю... Глухое место... Я свернул с улицы Номентана к шоссе... Здесь кругом заборы... Помогите, скорее... Прошу вас... Он стрелял в меня и Риту... Она беременна...
Нина почувствовала как мгновенно вспотела её ладонь, сжимавшая трубку и сердце глухо ударило тревогу.
- Держись, дружище! Мы высылаем поисковый патруль.
Через двенадцать минут сержант, выехавший на место происшествия доложил:
- Мы нашли их. Серебряный "феррари". Водитель - Элмер Вествуд и его жена находятся без сознания с огнестрельными ранениями. Скорую вызвали. Криминалистов тоже. Вообще-то нам повезло, это жуткая глухомань. Поздравляю, инспектор. Счастливого Рождества!
- Уфф! - Нина отключил связь и с силой крутанула вращающееся сиденье. - Все в порядке! Ни тот ли это Вествуд, который ведет передачи о всяких модных тусовках? Бодрый, самоуверенный малый...
- Кто-кто? - оживился дежуривший в эту ночь в диспетчерской корреспондент криминального канала Боб Сандрюс. - Элмер? Элмер Вествуд? Ого! Вот уж, действительно, "пуля", детка! - Он подмигнул Дине и подтолкнул к дверям разомлевшего в тишине оператора. - Живо, Риччи - в машину!
Они успели как раз вовремя. В темном переулке стояли полицейские и санитарные машины. В свете мигалок накрапывающий дождь казался голубым, а все вокруг - глухие заборы, фабричные строения за ними, чавкающая под ногами грязь и серебристый "феррари", приткнувшийся к обочине, декорациями к мрачному фантастическому фильму.
Риччи тут же проводил камерой санитаров, грузивших в медицинский фургон носилки с женщиной, успел скользнуть по её лицу, скрытому кислородной маской. Затем переметнулся к "феррари", из которого осторожно вытаскивали находящегося без сознания мужчину. Он был в черном смокинге и бабочке. Прилипшие к ногам брюки казались мокрыми, а на сидении, на светлом бархате обивки чернела лужа крови. Риччи прицелился из-за спин санитаров в лицо раненого. Голова мужчины откинулась, вздернув окровавленный подбородок и густые каштановые волосы волной легли на голубоватый пластик носилок. Да, это был красавчик Элмер Вествуд, всего лишь час назад улыбавшийся с экранов миллионам телезрителей!
Через пять минут на месте кровавой драмы остались лишь полицейские, занятые своим кропотливым делом. Найдя выгодный фон, Боб встал перед камерой:
- Давай, Риччи, постарайся захватить "феррари" и снующих копов. Пошел!
Он сделал траурное лицо и заговорил, глядя в камеру:
- Уже известно, что неизвестный в маске Санта-Клауса остановил машину Элмера Вествуда, спешившего со своей женой Ритой Гватичелли дель Форте на праздничный ужин. Не говоря ни слова, он выстрелил в открытое окно машины: вначале в женщину, а потом в сидящего рядом мужчину. Мотивы преступления пока остаются загадкой... Стоп, Риччи. Теперь пройдись ещё по машине - там, на кресле, где сидела женщина и под ним - галлоны крови. Эффектно выглядит на светлой обивке...
Боб закурил, затягиваясь с особым удовольствием. Жизни, соприкоснувшаяся с чужой бедой, обнаружила приятнейшие моменты.
- Веселый праздничек вышел у Вествуда..., - бормотал Риччи, снимая окровавленный "феррари" и мрачную панораму вокруг. - Впервые вижу, чтобы удачливого мужика так шарахнуло... Сидел бы сейчас под елочкой с женой, поглаживал ей животик...
- Жутко романтично, старик! Тебе бы снимать передачи для домохозяек. Боб щелчком послал окурок в лужу и ухмыльнулся. - А вот я, как профессиональный циник, осмелюсь предположить, что везунчику Элу опять подфартило. Раскинь мозгами: его супруга, как известно, владеет огромным капиталом и далеко не конфетка, а вот русская моделька, с которой он, якобы, так скандально расстался, - очень недурна. Может, он и не хотел бросать её, а? Может крошка пожалеет несчастного вдовца-миллионера и мы ещё снимем свадебный репортаж? - Боб напел первые такты свадебно марша и задумался. - А может... Может это она принарядилась в Санта-Клауса и выпустила пули в счастливое семейство? Дорого я дал бы, чтобы увидеть сейчас её лицо!
Кристи взяла у Джено бокал вина и села на диван поближе к жарко полыхающему камину. Даже не улыбнулась в знак благодарности, рассеянно уставившись на огонь. Брови Джено удивленно поднялись: вот уже несколько месяцев он чуть ли не ежедневно встречал девушку в съемочных павильонах или в обыденной жизни, но ни разу не видел её ТАКОЙ .
Все было как всегда в полном порядке - платье, макияж, прическа. Несмотря на то, что Кристина опоздала на званый ужин почти на час и, как говорила, проторчала все это время под дождем, пытаясь починить заглохший мотор своего "фиата", её лицо поражало свежестью и чистотой линий, а платье из ярко-алого панбархата - безупречностью. Впрочем, это и составляло основной капитал преуспевающей модели: всегда и при любых обстоятельствах, в гриме или после хорошего душа, она выглядела так, будто над ней потрудились опытные визажисты. Напрасно старались соперницы подметить во внешности Кристины доказательства тайных усилий - совершенство досталось ей просто так, задаром, от природы. Каждое движение, легкий взмах головы, откидывающей длинные светлые пряди, мимолетный взгляд исподлобья, удивленная улыбка, пожатие плеч, протянутая небрежно узкая кисть, линия длинных ног, нетерпеливо переступающих на месте или расслабленно заброшенных одна на другую - все так и просилось в объектив.
Эудженио Коруги, ставший почти что персональным стилистом Кристины и её близким другом, привык к этому, считая нормой. Поэтому сейчас он внутренне насторожился, наткнувшись на что-то непонятное: Кристина казалась не только нефотогеничной, но даже совсем некрасивой. Так себе, принарядившаяся хорошенькая девчонка.
"У крошки явно нелады с настроением", - подумал Джено, решив призвать на помощь всегда удачно разряжавшую напряженность Ненси.
Семейство Коруги - Эудженио, его жена Ненси и двое сыновей четырех и восьми лет стали близкими друзьями русской девушки, так и не сдружившейся со своими коллегами-манекенщицами. Даже теперь, в Рождество, Кристина приехала именно в их дом - всегда гостеприимный, немного безалаберный и абсолютно не светский. Здесь можно было есть, сидя в кресле, ставить блюдечки и бокалы прямо на ковер, не думая о том, что при этом подумают окружающие.
- Фу, убери эту кислятину! - Ненси взяла у Кристины бокал с нетронутым белым вином и обняв её за плечи, обратилась к мужу, - Джено, дорогой, нам нужен вкусный глинтвейн со всякими твоими колдовскими приправами. Девочка, по-моему, просто заледенела, смотри, свернулась, как кошка на снегу.
- Прости, Ненси, мне сегодня не везет. И настроение странное - будто я здесь и не здесь... Дрожит что-то внутри, как перед экзаменом по физике. Мне эти ужасы до сих пор снятся.
- Прекрати! - Ненси слегка встряхнула девушку и строго посмотрела ей в глаза. - Сегодня никто ничего не должен бояться. Поняла?
- О'кей. - Кристина расправила плечи и потянулась, закинув голову, так что волна шелковистых волос упала за спину, золотясь как крылья ангела. Джено, тащи свое фирменное зелье и включи музыку. Что-нибудь старомодное, сентиментальное - Джо Дассена, Мильву, Кутуньо... Завтра у меня отвратительно шумная тусовка во дворце Тинтури: бал, лотерея, ужин и тому подобное. Лысины и бриллианты - все сверкает, дамы делают загадочные лица и все про всех знают. Чувствуешь себя как под рентгеном.
- Ты будешь в компании милейшего Стефано Антонелли и твоей забавной подружки? - спросил Джено, подавая дамам бокалы с дымящимся напитком, распространяющим запах гвоздики и апельсина.
- Вот уж нет. Весь город знает, что наш скромный герой проводит праздник в уединении на вилле "Тразименто". Он избегает светских визитов, любит посидеть с удочкой в маленькой лодочке...
- Бог мой, какая идиллия! Король слухов и любимец общественного мнения, "золотой Стефано" прячется от общества в маленькой лодочке! - Ненси всплеснула руками. - А скажи, Кристи, какая часть слухов ближе к истине, он святой или мафиози?
- Я плохо разбираюсь в тех и других. По-моему, он просто ненормально хваткий и способный человек с отличными исходными данными - происхождением, доходным фамильным делом... И удачно приумноженным капиталом. Причем, без грязных афер и махинаций. Да, да, не смейтесь! Считаете, что истории о добреньком Антонелли рекламный трюк? Ничуть. Хотя бы для меня Стефано добрый гений. И абсолютно бескорыстный, можете поверить.
Никто не возразил, не зная как комментировать болезненную для Кристин тему - дружбу с одним из богатейших людей страны, вспыхнувшую внезапно и основанную лишь на симпатии благородного синьора к юной иностранке.
- Ладно, оставим старика в покое. Где ваши бандиты? - Кристина поднялась, услышав свое любимое "Tango italiana", бывшее шлягером лет двадцать-тридцать назад. - Зовите малышей под елочку. Тетя Кристина исполнит танец о неумирающей страсти.
Выпорхнув в центр комнаты, она сбросила туфли. В пестром блеске елочных огней и мерцающем свете камина вытянувшаяся гибкая фигура казалась почти бесплотной, сотканной из той искристой, пьянящей субстанции, которую называют праздником. Приведенные няней дети притихли в дверях. "Итальянское танго, ах, это сладкое танго...", - пела Мильва. Втянув в центр комнаты мальчишек. кружила девушка в красном. Сквозь летучий флер музыки гулко и мерно большие часы пробили одиннадцать раз. Кристина застыла, будто её неожиданно окликнули и выключила магнитофон.
- Все. Представление окончено. Голова идет кругом. Что ты там подмешал в глинтвейн, рыжий кудесник? - бросила она Джено, рухнув в глубокое кресло. И тут же спросила: - Можно включить телек? В этом выпуске новостей должны показать нашу работу.
- Я и сам хотел предложить, - сказал Эудженио, переключая бубнящие на разные голоса программы.
Кристи, сидевшая в пол-оборота к телевизору, вдруг резко обернулась, выхватила у него из рук дистанционное управление и прибавила звук. Ее округлившиеся немигающие глаза впились в экран.
Ворвавшийся в гостиную шум показался оглушительным - сквозь завывание сирен, окрики полицейских, чьи-то тревожные восклицания звучала торопливая скороговорка комментатора криминальных происшествий Боба Сандрюса: "Остановивший машину человек выстрелил в окно, сначала в мужчину, а потом в сидящую рядом с ним женщину..." На экране мелькнули носилки, погружаемые санитарами в распахнутое нутро "скорой помощи". Неловко откинутая лохматая голова, окровавленный подбородок, мученические запавшие глаза. Но даже в синем мертвенном свете мигалок все сразу узнали его.
- Вествуд! Боже, не может быть! - Ненси вплотную придвинулась к экрану. - Точно, это он!
"- В эту светлую ночь злой рок настиг одного из самых популярных ведущих и удачливых мужчин нашего экрана, - продолжал Боб полным сострадания голосом. - Врачи оценивают состояние Элмера Вествуда как крайне тяжелое. Еще менее надежд высказали они в отношении его жены, находящейся на четвертом месяце беременности. Женщина пока жива. Ребенка спасти, разумеется, не удастся... Пусть верующие в милосердие Господа помолятся за тех, кто так нуждается сейчас в его помощи."
Когда на экране появился серебристый бархат автомобильных кресел, залитый кровью, Джено и Ненси разом повернулись к Кристине. Ненси выключила телевизор, в комнате воцарилась невероятная, мертвая тишина. Джено открыл рот, соображая, чем успокоить девушку, но так и не нашел нужных слов.
Короткий и бурный роман Элмера и Кристины ни для кого не был секретом. Поговаривали, что даже женитьба Вествуда не прервала эту связь. Джено знал, как рождаются сплетни в призрачном мире звезд и успел понять, что русская девушка не из тех, кто способен на легкие связи. "А ведь она чувствовала беду весь вечер. Может, у них и вправду - любовь...", - пронеслось у него в голове.
Кристина поднялась и решительно направилась к дверям.
- Простите, что испортила вам вечер. Мне пора ехать.
- Ты в госпиталь? Постой, я провожу тебя. - Бросился за девушкой Джено.
- Не надо. Мне не место у его постели. Я просто хочу побыть одна.
- Дорогая, останься! - Ненси пыталась удержать Кристи. - К тебе сейчас нагрянут репортеры. Может, лучше побыть у нас? - Она вопросительно заглянула в потемневшие глаза Кристины, но не увидела в них ничего, кроме отрешенности.
- Не беспокойтесь. Не следите за мной. Как доберусь домой, сразу позвоню. Вы поняли? - Кристина посмотрела в тревожное лицо Джено и твердо повторила, - Позвоню.
...Она не позвонила. А направившийся, несмотря на запрет, вслед за "фиатом" Эудженио, потерял машину Кристины из вида. Шоссе, танцуя и распевая песни, переходила костюмированная толпа. Проводив взглядом габаритные огни автомобиля, Джено понял окончательно то, что уже и так было ясно: девушка не поехала в свой отель. Выжимая предельно допустимую скорость, рискованно лавируя между машинами, она неслась прочь, покидая празднично светящийся Рим.
Часть первая.
ПРИНЦЕССА НА ОБОЧИНЕ
Почему всегда, получая пинки от жизни, Кристина вспоминала тот случай? Ведь были уже в её биографии моменты и пострашнее, раны поглубже... Но нет, - подстегивая оборонительный пыл, едкую злость, заставляющую выпустить коготки, она мысленно возвращалась в тихий, ароматный майский вечер. В пригород Москвы, где вот уже сорок лет стоял себе на девяти сотках деревянный дом бабушки.
Впереди три праздничных дня, один из которых, - "со слезами на глазах", - 9 мая. Прозрачные сумерки, кажется, застыли в фазе "белой ночи". В домах не зажигают огней и лишь яркой лентой уходит к окутанной светящийся дымкой Москве веренице столбов, украшенных красными лампочками.
У калиток выходящих к шоссе домов ещё стоят табуретки и ящики с выставленными на продажу пучками малиновой редиски, лучка и петрушки, а также банки с тюльпанами и нарциссами, очень в эти дни популярными. Кристина, названная так в результате старинной любви-зависти матери к Алле Пугачевой, сидит на скамейке у забора, провожая взглядом поток уносящихся за город машин. Кроме общепринятого в их округе садового ассортимента на табуретке Кристины стоят букетики гиацинтов, обернутые в хрустящий целлофан. Анастасия Сергеевна очень гордится своими цветами, всего-то двадцать луковиц, а возни с ними не оберешься - уж очень капризное растение этот гиацинт. Говорят, где-то на Средиземноморье они растут сами, покрывая полями прибрежные склоны. А у нас - выхаживай как маленького ребенка. Зато как поднимутся высокие стрелки в лиловых, сиреневых и белых колокольчиках таких нежных, ароматных, - на сердце благодать. На ящик, как на витрину выставляешь - всем на зависть.
Кристине вся эта продажа ни к чему. Ей нравится смотреть, как протекает мимо чужая красивая жизнь - поток иномарок с оранжево-красным сиянием габаритных огней и настроением наглой нетерпимости к отечественным развалюхам. Еще бы! Хозяева жизни торопятся в свои коттеджные городки, охраняемые заборами и матерой спецобслугой. Кристина знала, что скрывается под черепичными крышами новеньких затейливых домов типа иностранных шале или русских теремков. Там, в обстановке сумасшедшей роскоши, сказочного комфорта и барской вседозволенности протекает та самая жизнь, о которой без конца талдычит реклама и с завистливым шипением сплетничают журналисты. Среди офигенных ванн-джакузи с золотым напылением, каминов и колонн из первосортного мрамора, в зимних садах с пальмами и фантастическими орхидеями, под звуки высококлассного музыкального центра сонно бродят, накинув на обнаженные плечи соболиный мех, длинноногие девочки. Они томно возлежат на гигантских кроватях от Карло Фортини, заказывая по радиотелефону пятизвездочный номер в Париже или Монте-Карло, нехотя проглатывают землянику со сливками, ублажая время от времени своих богатеньких и чрезвычайно щедрых патронов. Тех, которых катят сейчас в душистые сосновые леса умопомрачительные автомобили.
Волнующе - греховная и великолепно-беззаботная жизнь - сладкая, благоухающая, шальная - пролетает мимо, обдавая бревенчатые домики клубами пыли и выхлопных газов.
- Тина, неси в дом, что осталось, уже темно, - крикнула с крыльца бабушка, упорно называвшая внучку этим противным, но по её убеждению старорусским, именем. Уж чересчур изысканно-иностранно звучало для "училкиной дочки" имя Кристина. Все-таки не чета Пугачевой Алла Владимировна Ларина, хоть и тезка и кончала иняз, а во французскую школу пошла преподавать только потому, чтобы дочь под присмотром держать.
И приклеилось это гадкое Тина - и в школе, и в институте. Знавшая два языка чуть не с пеленок вполне прилично, Кристина поступила в вуз не без протекции. Помогли старые инязовские связи матери, вот только учиться совсем не хотелось. Хоть и вечерний факультет, хоть и отбарабанила уже четыре года, а все мечтала Кристина улизнуть от старомодной интеллигентской привязанности к высшему образованию и необходимости доставать справки о работе. Периодически она, конечно, куда-то под напором близких устраивалась - то в библиотеку, то в ЖЭК, то даже на фирму какую-то ковролин пылесосить. Карнавал и только! Чтобы потом детям рассказывать, какие трудные были у их необыкновенной маман "университеты".
Кристина не сомневалась, что создана для иной - изысканной, привилегированной жизни, для удовольствия и радостей, которые дают богатство и власть. Вот только уже двадцать два стукнуло, а даром что "ноги от ушей", глазища с блюдце, два европейских языка, манеры и бездна вкуса а томится все это богатство невостребованным. На мелочи Кристина размениваться не хотела, все ждала, что подадут к её подъезду запряженную шестеркой карету, т. е. шестисотый мерседес. Так ехидничала её школьная подружка Надя, избравшая в отличие от пустых сказочек Тины путь активной борьбы за свое женское счастье.
- Ты, Тинка, на самом-то деле трусиха, да к тому же чопорная, как старая дева. Только на словах - оторва, а на деле - жертва морального кодекса строителя коммунизма и домостроевских нравов бабуси... Вот и торчи на её огороде, как пугало в своем китайском "адидасе" и пускай слюнки на тех, кто катит мимо в сплошном Версачи и с водилой за рулем. О таких вот растяпах потом и охают: человек трудной судьбы!
Права была Надька - разошлись после школы их пути-дорожки. Только прошлой зимой столкнулись во дворе - Надька в лохматой шубе до пят из автомобиля выскакивает, а Тина в своем линялом пуховике после уборки офиса с кислейшей физиономией от автобусной остановки шагает. Пожалела подругу Надин и однажды прихватила с собой "в гости" на дачу, перед самым Новым годом.

Бояджиева Мила - "Рим, конечно Рим!" или "Итальянское танго" => читать онлайн книгу далее