А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Дождаться Карлоса и - сбежать! Аня аккуратно стирала грим тампоном, прислушиваясь к шагам за дверью. По коридору зачастили каблучки, дверь распахнулась - на пороге появилась стройная, яркая женщина в серебряном, узком, сильно открытом платье. Красавица замерла, протягивая к Ане обнаженные, унизанные позвякивающими браслетами руки.
- Анюта!
- Линка!
Они с разбегу обнялись. В комнате поплыл запах "Опиума".
- Ты меня в зале не видела? Я же махала, махала, а Денис даже стоя хлопал. Мы за первым столиком слева... Вот так встреча! Да ты просто звезда... Покажись... - Алина развернула Аню. - Худющая, сексуальная... А я расплылась на тамошних харчах. - Она обхватила ладонями стиснутую широким поясом талию и крутанулась на каблучках.
- Ничуть не растолстела. Прямо фотомодель. - Аня села в свое кресло, во все глаза рассматривая Алину. Стрижка ей шла - рыжие "перышки" на лбу и на шее. Шея длиннющая, жемчужные гроздья в ушах касаются ключиц. Глаза синие, наивно распахнутые, детские и опытные одновременно.
- Живенько переодевайся! Тебя все ждут. Я обещала привести звезду свою школьную подружку.
- Спасибо, что предупредила. Боюсь, Денис проговорится насчет "сестричек".
- Да пусть! Там люди деловые. Им наши родственные отношения по фигу. Только... - Алина многозначительно окинула взглядом испанский костюм Ани.
- Разумеется. Танцовщица из ресторана, все равно что путана, и вдруг сестра Алины Южной!
- Анюта! - Алина обняла её за плечи. - Мы уже большие девочки, все прекрасно понимаем... Какое это, к чертям, имеет значение? Мы снова вместе и теперь не будем ссориться из-за пустяков.
- Понимаешь... У меня сегодня встреча с одним человеком. Важная.
- Заметила! Просто очумела: в кабаке на сцене в обнимку ты и Карлос Гарсиа! Денис ростбифом подавился и говорит: "В России, действительно, произошли большие подвижки". Голосом Горбачева. Он здорово всех копирует. Так он его уже пригласил. Ну, Денис - Карлоса.
- Согласился? - Удивилась Аня, переодеваясь за ширмой.
- Интересно! Друг юных дней, наперсник нежных игр!
- Я готова. - Появившись, Аня быстро собрала в узел и сколола на затылке волосы, вдела в уши коралловые сережки.
- Другое дело. Аспирантка МГУ из очень хорошей семьи, - одобрила Алина костюм. - Кораллы дешевенькие, но тебе идут.
- Демократический стиль. - Не обиделась Аня. - От бриллиантов я отказалась - слишком вульгарно.
Они под руку вошли в полутемный зал.
За большим столиком сидело человек шесть. Аня сразу заметила Дениса. Он был крупнее и ярче всех - загорелый блондин американского типа в мешковатом кремовом костюме. Увидев приближающихся дам, он кинулся навстречу и пренебрег протянутой Аней рукой.
- Обнимемся! Мы не на дипприеме.
Аня прильнула щекой к воротнику шелковой сорочки, уловив приятный горький запах одеколона и ещё более ощутимый водочный дух. Компания уже завершила, по видимому, обильный ужин и перешла к десерту. На столике стояла эффектная ваза с растаявшим мороженым.
- Садись, Анюта, возле Дениса Сергеевича, поболтайте, вспомните наши дачные шалости. - Устроив Аню, Алина объявила, - Мы с Анной росли вместе, учились, влюблялись... А, главное, нас сблизило фигурное катание. Отличная хореографическая школа.
- Заметили, заметили... - Поддержал кто-то из гостей. - Так Карлос тоже начинал на льду?
- Я начал с тяжелого рока и марихуаны, - мрачно пошутил Карлос, и только теперь Аня его заметила. Он как-то потемнел - синий пуловер, смуглое лицо опущено к чашечке кофе, в которой с чрезмерной энергией вращается ложка.
- Нам с Аней по фирменному мороженому с клубникой и взбитыми сливками. Это уже растаяло. Я не ошиблась, Энн, - тряхнем стариной? - Алина подтолкнула локтем соседку. - И ещё ликера. Я хочу, чтобы все выпили за нашу встречу. Денис, я, Анна и Карлос - считайте, играли в одной песочнице. Только в разное время.
- И с разных сторон, - тихо добавила Аня.
- Это как? За разные команды, что ли? - Снова поинтересовался любопытный гость, и Аня прямо посмотрела не него:
- Именно. Команда хозяев и команда приглашенных. Я имела честь отдыхать на даче Кудяковых-Лаури. Это был очень гостеприимный дом.
- А вам никто не говорил, что вы с Алиной похожи? Серьезно: глаза и что-то еще, неуловимое... Может, рост, фигура... В общем, я с удовольствием выпью за встречу друзей. Меня зовут Михаил. Отчество сложное, лучше без него. Несмотря на седину, я в душе комсомолец.
Аня прислушалась - у него был странный голос и какая-то особенность дикции, - хрипотца, как у Высоцкого, при этом неровный ритм речи, то нарочито замедленный, то преходящий в скороговорку. Специфический голос, такой перепутать трудно. И выглядел Михаил живописно: густая шапка жестких с сильной проседью волос, привлекающее мужественной грубостью черт лицо, короткая жесткая борода. Арктический летчик, геолог, укротитель, охотник. Русский Хемингуэй. Покоритель женских сердец, удачно сочетающий своеобразный романтизм и хорошую боевую хватку.
- Ты на Михаила, Анна, не заглядывайся. Он с женщинами крут. Роковой мужчина, цыган. При этом однолюб, игриво предупредила Алина.
- Мужчины - вообще однолюбы. Особенно ловеласы. Во всех женщинах они видят свой единственный идеал, - нарочито вздохнув, Денис повернулся к Ане. - Ты ни капельки не изменилась. Все такая же бука и, как всегда, влюблена. Это заметно.
- Но в отличие от вас, однолюбов, я меняю привязанности. - Она дерзко взглянула в пьяненькие светлые глаза, которые когда-то заставляли её столбенеть.
- Оставь приколы, Ден, мы здесь объедались, а девочка работала. Поваляем дурака в следующий раз. Ведь мы теперь будем жить в Москве. Объяснила Лина и взглянула на бородача. - Михаил Сигизмундович - коллега господина Южного по бизнесу. Сегодня отмечали начало крупного финансового проекта.
- Прошу прощения, рад был встретиться. - Карлос поднялся. - Надеюсь, мы ещё увидимся. У меня есть кое-какие дела. Тебя подвезти? - Он вопросительно посмотрел на Аню.
Алина удержала Аню за руку:
- Посиди еще, умоляю! Пять лет не виделись. Мы тебя прямо к дому подбросим - ведь почти соседи... - А когда Карлос ушел, доверительно шепнула ей. - На кой он тебе сдался? Только время теряешь. Такие возможности у парня были, а он ухитрился... Фу! Ну и занятие для мужика... Да они, балетные, все подонки...
Аню охватил гнев и непонятное волнение - Алина вновь перехватывала инициативу. Едва появившись, она уже манипулировала ею. И "оружие" все тоже - расчетливость, решительность, цинизм! Все, что так не хватало Ане, ненавидевшей в себе Верочкину мягкотелость, покладистость. Но у матери врожденное смирение, отсутствие личных амбиций, зависти, умение довольствоваться малым. У Ани же - клубок сплошных противоречий, смирение борется с тщеславием, а самолюбие - с гордыней.
...Дружба "сестричек" восстановилась на прежних основаниях: Алина лидер, Аня - послушный исполнитель. При этом Аня внушала себе, что она честнее, добрей, мягче, и уступает лишь из деликатности, пока дело не коснулось серьезных вопросов. Вот только как разобраться, где проявляешь великодушную терпимость, а где идешь на унизительные уступки? Вопрос не из легких и ответы на него получались все время разные.
18
В конце мая за городом воцарилось настоящее лето - все улыбалось, радовалось, расцветало. Трезвоня и галдя, носился на велосипедах по свежезасыпанным гравием дорожкам поселка Ильинское подрастающий молодняк. Среди яркой бархатистой зелени смородинных кустов и хвойной щетины темных елок трудились взрослые, спеша превратить огородно-клубничные угодья в сибаритские газоны.
На нижней застекленной веранде дома Лаури за большим, покрытым клетчатой клеенкой столом сидели Инга и Верочка, обе в фартуках, с засученными рукавами и ножами в руках. В распахнутых, только что вымытых окнах порхали красно-белые веселые шторки. На газовой плите что-то кипело и булькало, распространяя аромат баранины и восточных пряных приправ, в салатницах и кастрюльках пестрели овощи и зелень - отборные, разнообразные, - с рынка.
- Перец такой красавец, жалко резать. - Верочка выложила перед собой три сладких перца - желтый, зеленый и красный - крупные, глянцевые, без единой помарочки.
- Португальские. Помидоры голландские, баклажаны... А, черт знает, откуда. Главное, все доступно и без всяких проблем. Как ты думаешь, тесто не перестоит?
- Сейчас начну разделывать. - Подойдя к плите, Верочка попробовала соус. - Может, лимона добавить, как Алина просила по-колумбийски приготовить, чтоб на наш плов похоже не было?.. Не пойму, - засомневалась она после дегустации, - отнесу ей на пробу.
- Потом. Кажется, она задремала. Пусть отдохнет - воздух в Москве сплошной канцероген. После Женевы девочка захирела. Ведь жили же на самом берегу озера - там только миллионеры дома имеют, - вздохнула Инга, не одобрявшая возвращение дочери.
Прослужив в Богате почти год, Южный попал в жернова перестройки, но не растерялся - перешел в коммерческую структуру некой российско-швейцарской фирмы с центром в самой Женеве. И вот оттуда нагрянул в Москву - бизнес разворачивать.
- Ну что поделать-то? Денис на службе. Получил назначение, - выполняй. Слава Богу, не в Китай и не на Дальний Восток услали, - успокоила Ингу Верочка, посмотрев на лежащую в прозрачной тени Алину. Такие штучки только в иностранных фильмах, да в Ильинском имеются - под полосатым тентом с фестонами по краю целый диван наподобие качелей. Лежи, раскачивайся, словно в лодке. Красота!
- Был бы поактивней, мог и там остаться. Сейчас все как-то ухитряются. Контракты, договора, ну, я не знаю... Нужно же не только о себе думать. У Линочки будут дети. И мы с Альбертом, в конце концов, достойны лучшей участи. Кудяков сегодня - никому не нужный пенсионер. Да и я за бортом. Какая теперь общественная работа?
- Вот и отдохните. Квартира у вас огромная, если что, можно на две отдельные разменять. Этот дом - настоящий дворец. Здесь и зимой жить можно, вот только печки починить... А там у них хоть и на озере, а чужое, арендованное жилье.
- Что ещё за печки? - Донесся голос Алины. - Газовое отопление будем ставить. Сортир, ванную реконструировать. Тысяч двадцать баксов... Это жилье представляет лишь историческую ценность: памятник эпохи сталинизма... Одна морока.
Налив в тарелку соус, Инга вышла к дочери:
- Не думай ты об этом. Сегодня двадцать человек принять надо. И по высшему разряду. Попробуй. Кажется, мало помидор.
- Неплохо... Побольше киндзы и перца. Горького, конечно. - Алина потянулась. - Вроде, с головой полегче стало. Спазм сосудов.
- Очень уж активный темп взяли - каждый вечер в ресторанах. Смотри, Денис пить начнет.
- Ах, мама! Денис - пьяница. Я - алкоголичка! Что за бред. Сейчас время такое. Мы вернулись - надо о себе заявить, нужным людям представиться. Нас приглашают, хотят присмотреться в непринужденной обстановке. У Дениса серьезный бизнес - крупная строительная фирма совместно с европейцами. Кто ж будет денежки просто так вкладывать? Теперь все основывается на личных контактах. Я и так крутилась, сокращая списки приглашенных. - Встав, Алина качнула диванчик с осторожно присевшей на краешек матерью. - Выглядишь, как домработница. Хватит тебе на кухне возиться. Где Анька? Она же видит, в каком я состоянии.
- Они с Денисом на станцию поехали кое-что докупить: масло, яички для салата.
- Уже часа два катаются. - Накинув вязаный жакет, Алина ушла в дом.
Ее почему-то все сегодня раздражало. Голова тяжелая, на губе лихорадка, под глазами набухли какие-то мешки, волосы пора стричь. - Она отбросила щетку и бухнулась поперек кровати. Он, возможно, не придет. В сущности, и прием-то затеяла ради него, соскучилась, хотела блеснуть, пофлиртовать в ночном саду, услышать горячий шепот, просьбу о свидании... А он заявил: "К сожалению, не получится. Деловой визит". И, наконец, уступая просьбам Алины, пообещал: "Постараюсь не надолго вырваться".
Выбросив из шифоньера на кровать платья, Алина сосредоточилась: так или иначе, а блеснуть просто необходимо.
Она услышала, как подъехала машина Дениса и звонкий, чересчур бодрый голос Ани доложил: "Все купили, окромя ванили. Стихи".
- Анют, поднимись ко мне, нужна консультация, - высунулась из окна полуобнаженная Алина.
- А потом живо столы накрывать. У нас все готово, - только резать и ставить. - Верочка залюбовалась дочкой, - активная, покладистая, в хорошем настроении. Может, и вправду лучше, что Алина вернулась?
Инга вздохнула:
- Правильно твоя Анна делает, что с замужеством не торопится. Рановато на Алиночку все свалилось - жизнь за границей в роли жены ответственного работника. Все время на виду. Не оступись, не промахнись, слова лишнего не скажи. Завистников полно, и языки-то у всех длинные.
- Зато муж хороший, - как за каменной стеной, такого ещё поискать надо. - Верочка старательно перемешивала длинной деревянной ложкой салат в большой кастрюле. Среди майонезной белизны мелькали розовые креветки.
- Ну, у твоей тоже, вроде, неплохо складывается. Карлос этот, парень, конечно, со странностями, но из хорошей семьи. Придет время - образумится. Укатите вы все в Испанию - прямиком в фамильный трехэтажный особняк. Выложив торт на серебряное блюдо, устланное кружевной салфеткой, Инга облизала палец. - Крем настоящий, со взбитыми сливками. Научились печь, не то, что раньше - песок с цементом и джемом из гнилых фруктов - "Сказка"!
- До Испании далеко. Не клеится у них как-то. То один дуется, то другой. А парень мне нравится, хоть и артист.
- Тебе же, вроде, артисты по душе были? - мимоходом заметила Инга и подумала: "Неужели никто так и не узнает, что Лаури с Венцовой родня? А кому проговориться? Кроме самой Инги посвященных в тайну нет...
С возвращением дочери жизнь приунывшей пенсионерки забила ключом. Денис оказался не как-нибудь, а в самом передовом отряде "новых русских" с такими запросами и размахом, что аж голова кружится. Его новые друзья ездили на мерседесах, BMW, джипах, говорили о покупке земли, строительстве особняков, обсуждали за водкой конструкции домашних бассейнов, преимуществах французской Ривьеры, Гавайских островов, испанского побережья в приобретении недвижимости. Запросто мелькали имена тех, кого только по телевизору в "Новостях" и увидишь.
Инга вновь почувствовала себя на коне. В кругу дочери она представляла собой нечто вроде антиквариата - ценный предмет, свидетельствующий о настоящих аристократических корнях семейства Лаури. У заслуженной балерины целовали ручку, преподносили цветы, просили рассказывать о былых театральных достижениях и скандалах недалекого прошлого. В таком расположении духа Инга всем сердцем стремилась к благодеяниям и покровительству. Узнав от Алины о встрече с Аней, ставшей обычной кордебалетной девчонкой, сказала: "Ты бы её хоть как-то пристроила. Может, найдется приличный человек из вашего круга. Девочка хорошенькая, неглупая, и характер от благополучной жизни, глядишь, исправится".
Алина снисходительно хмыкнула: "Приличные люди", мамочка, - понятие загнившего прошлого. Если ты имеешь в виду делового мужика, то такие на дороге не валяются. На них охота идет, как на ценную пушнину. Но я Аньку и сама приблизить хочу, - вдруг что-то бедолаге обломится".
Инга позвонила Верочке первая и ловко, как она всегда умела, загладила все прошлые шероховатости, приласкалась, посмеялась, пообещала поддержку и дружбу, пригласила к себе. Потом само собой вышло, что Верочка стала немного помогать по хозяйству: то окна вымыть пришла, то безделушки перетереть. А в Ильинское в мае поехала с охотой - и дачу она любила, и для гостей стол готовила с удовольствием.
19
... - Ань, посмотри, не слишком нарядно, - все-таки прием в саду? Не пойму... - Алина с деланным отвращением осматривала себя, обтянутую длинным, усеянным блестками, черным платьем. Рукава узкие, до самых пальцев, а на спине разрез - чуть кружевные трусики мелькают.
- Здорово. Ну и что же, что в саду? Считай, в загородной резиденции. Тебе ж подавать и убирать не надо. Сиди - возглавляй стол, украшай собрание, - одобрила Аня.
- Значит, оставить так? А если прохладно будет, я шаль накину. Не кутаться же в меха... Да и перед кем выпендриваться... Устала я. - Она опустилась на пуфик перед трюмо и трагически нахмурила брови. - Бесконечная кутерьма. Целых пять лет, как заводная! А здесь опять!
- Лин, побойся Бога... Ты кому жалуешься? Это я недавно зарабатывать стала, а то и с едой кое-как перебивались. Платьишка мать из старья перешивала. Грязный двор, подольский клуб и швейная машинка. А ещё электрички заплеванные. И, ничего, - весело.
- Да у тебя хоть личная жизнь на высоте. Карлос, я сама видела, бесится. На меня зверем смотрит. Только не пойму, что его так заело. Алина сосредоточенно зачесывала волосы в разные стороны. - Или что я ему тогда, ну, ещё до отъезда, отставку дала. Или не может простить, что я тебя от него отвлекаю.
- Не в тебе дело. У нас отношения сложные. Неприкаянный он какой-то. Слишком много перепало от рождения, легко дается то, над чем другие годами надрываются. Отсюда - амбиции громадные, мыслит себя не иначе как звездой, героем, кумиром толпы. Хватается сразу за все. То поет, то рисует, то танцует. Сейчас, вроде, опять жалеет, что юристом не стал.
- Да? Значит, наконец, образумился? - Заинтересовалась Алина, смочив гелем короткие вихры. - А если я его у тебя отобью?
- Попытайся. Может, получится. - Шутка Ане не понравилась, - не из-за себя - из-за Дениса. - А мужа-то куда?
- О нем волноваться нечего. Сам позаботится. Такой кобелина прыткий только за хвост и держи.
- Не поняла... - Присев на кровать, Аня начала развешивать на плечики разбросанные платья. - Хочешь сказать, что он на кого-то заглядывается?
- Заглядывается?! - Алина расхохоталась. - С троими я его попросту на месте преступления застукала.
- С троими?
- Не одновременно, конечно. Сначала с секретаршей. Устроила разгон на полную катушку. Это ещё в Колумбии было. А потом в Женеве. Возвращаюсь однажды из поездки под теплый мужнин бочек, - а он не один! В супружеской спальне, на полу! Представляешь, из клуба мулаточку привел, лет пятнадцати... Козел!
- Не может быть! Он же по тебе сох. Все было так серьезно! - Аня сжалась от обиды. Если Денис отказался от неё ради Алины, то это могла быть только огромная, всепоглощающая страсть... А так, выходит, все равно одна, другая, третья... Все в одну цену - и дурочка Аня, и шлюха из шведского клуба. Только Алина Лаури оказалась более престижной невестой вот и аргументы, и факты... Но ведь было что-то в этом Денисе настоящее невозможно же так ошибаться... Тогда, на залитой дождем дороге, сегодня... Он не напоминал ей о прошлом. Только зло оглядел знакомый ландшафт с лужами и елками. Тоскливо так, протяжно вздохнул: "Молодость-то прошла!" Аня поняла - супермен Южный жалеет о каких-то упущенных возможностях, о том, что могло бы стать серьезным и важным.
... Рассказ Алины про измены мужа не понравился Ане просто потому, что ей никак не хотелось в это верить.
С того дня, как они встретились в ресторане "Вестерн", Аня думала о чете Южных с отстраненной симпатией. Центром её Вселенной был Карлос.
Всматриваясь в непроницаемый туман будущего, Аня видела цветущий абрикосовый сад, рыжего пса, безбрежную морскую синеву и себя - уверенную, радостную. Рядом Карлос - человек, умеющий рассказывать о любви танцем. Он стоит, вскинув над головой гибкие кисти с кастаньетами, его сапожки гулкими каблуками отбивают ритм, волосы взлохмачены теплым бризом, а глаза не отрываются от неё - призывая, приманивая... "Счастлива, счастлива!" твердит она себе. Тревожили лишь непонятные приступы тоски, обрушивающиеся на Карлоса ни с того ни с сего.
После встречи с Южными в "Вестерне" он исчез и три последующих дня держался с Аней так, будто не было страстных взглядов, вытащенной из её волос розы. А потом вдруг воспылал неутолимой страстью, усадил в старенькие "Жигули" и отвез к себе.
- Не принюхивайся, киска. Здесь кроме тебя никого не было, это наша берлога.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33