А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Она заказала у Зайцева сразу три свадебных туалета для Линочки - во Дворце невеста сияла белизной какого-то монашеского длинного балахона, теперь ослепляет чувственно-красным цветом, а на десерт, как мне известно, приготовлено нечто супер-короткое, в цветах, - ответила другая - пожилая, гладко зачесанная, с бриллиантами в крупных ушах, из породы бывших театральных примадонн. - Вероятно, эти перемены платьев символизируют разные этапы супружеской жизни...
- Или разных мужей, - многозначительно хмыкнула первая дама.
- А парень-то неплохой нашей Линочке достался, - шутливо вздохнул Карлос. - Пошли поздравлять, - смотри, они нам машут.
Новобрачный в традиционном черном костюме оттенял вызывающую яркость юной супруги. Очевидно, так было задумано. Он держался на полшага сзади, и был похож скорее на телохранителя при поп-звезде, чем на хозяина и завоевателя. Но от этого даже выигрывал: мужественная сдержанность лишь подчеркивала его достоинства и подразумевала недюжинное внутреннее содержание.
Пройдя церемонию общих поздравлений, новобрачные перешли к индивидуальным приветствиям, обходя самых почетных гостей. Заметив Аню, Алина радостно охнула и не раздумывая, бросилась ей на шею. Было совершенно очевидно, как в подведенных глазах блеснули слезы.
- Анечка... Нюта... вернулась! Спасибо...
- Перестань, Лин, тушь потечет! - предупредила растроганная Аня, чувствуя, что сама не прочь поплакать.
- Ерунда. Это французская, несмываемая. А это - мой муж! - Она подтолкнула вперед Дениса. - Спортсмен, красавец, карьерист.
- Кажется, мы где-то встречались, - мрачно пошутил новобрачный и поцеловал Ане руку. - Только это было давно и неправда.
- Мама, мама! Смотри, кто здесь! - подозвав Ингу, Алина представила ей Аню, и по выражению лица совершенно не изменившейся Бетси Тверской стало понятно, что появление младшей Венцовой для неё полнейшая неожиданность. Но удивление тут же сменила радушная улыбка:
- Анечка! Вот сюрприз! Сядешь рядом с Карлосом Гарсиа. Он тебе скучать не даст. Выглядишь на миллион долларов. - Инга потрепала Аню по щеке ароматной рукой.
Дальнейшее завертелось с сумасшедшей карнавальной быстротой. Аня ела, кричала "горько", кокетливо отвечала на комплименты и слегка вздрагивала, когда агатово-черные глаза сидящего рядом Карлоса пронизывали её горячим, волнующим взглядом.
После того, как новобрачные, вызвав общий восторг, исполнили традиционный вальс, начались танцы. Учитывая запросы гостей, оркестр чередовал шлягеры "ретро" с самыми новомодными хитами. Огненное платье Алины полыхало в толпе - она с профессиональной уверенностью исполнила румбу, фокстрот, джейв.
Карлос не отпускал Аню, приглашая её на все танцы. Вначале она старалась подстроиться под "среднеарифметический" стиль ресторанных плясок, но горящее в теле умение усмирить было трудно. Музыкальный ритм и выпитое вино действовали магически - забыв обо всем, она танцевала так, будто осталась совершенно одна в этом роскошном зале. И не было ни ставшего чужим мужем Дениса, ни крепких рук темпераментного Карлоса.
- Перестань руководить мной. Я тоже кое-что умею, - шепнул он, касаясь горячими губами её шеи. И тут же сделал сложное па с разворотом, перехватив за спиной Анину руку и заставив её закружиться волчком. От неожиданности она чуть не потеряла равновесие, но ловко вырулила и, упав на согнутый локоть партнера, послушно изогнулась, коснувшись затылком пола.
- Умница. Зря боялась. Ведь мне частенько приходится бывать на родине, а там, как известно эксплуататоры угнетают, а народ - танцует. Практически по любому поводу и без. Танго меня обучала настоящая аргентинка, бывшая солистка варьете... Это была восхитительная женщина.
Карлос, действительно, виртуозно проделал все "па" высшего пилотажа.
- Да из тебя получится отличный жиголо. Там, кажется, вовсю практикуются платные партнеры?
- Угадала. Эту профессию я держу про запас, не согласовывая с отцом. Он сейчас пыхтит в советском торгпредстве в Мадриде - кажется, продает белорусские трактора. Мечтает видеть меня преемником своего увлекательного дела.
- Боже! Мама тянет в адвокаты, отец - в бизнес. Мне жаль тебя, Карлито. На сцене с гитарой во всех этих железках ты здорово смотрелся. Настоящий крэйзи. А должен стать смиренным буржуа.
- Увы, мальчики становятся мужчинами. Вот уже и Южный взялся за голову. Выпускник МИМО с отличным распределением.
Вернувшись к столу, Карлос с галантным шиком пододвинул своей партнерше тяжелый стул. - А ты думала, наши отцы зря все свою жизнь ножками шаркали и спинку перед вышестоящими инстанциями гнули?
- У меня никто не шаркал. Некому, да и негде было.
- Тебе и не надо, детка. Ведь ты здесь самая красивая, Энн... Как там у жюри на соревнованиях - 9 и 9 десятых балла. Недаром наш великолепный новобрачный в твою сторону заглядывается.
- Неправда! - слишком горячо запротестовала Аня. Вспыхнула и ещё больше смутилась.
- Поверь пройдохе. - Карлос поднялся и, приложив руку к груди, поклонился. - Позвольте оставить вас ненадолго, синьорита.
В празднике как раз возник небольшой перерыв. Алина скрылась, чтобы переодеться в последнее ударное платье, мужчины гурьбой направились в курительную комнату, дамы - в туалет, припудрить носы.
Аня подошла к окну, завешенному пышной маркизой, и, юркнув за нее, прильнула к стеклу - внизу, далекий и какой-то непривычный, сиял огнями Арбат.
- От кого прячешься? - Придерживая штору, в её убежище заглянул Денис.
Аня рванулась обратно в зал, но преградив ей путь, Денис встал рядом. Маркиза опустилась. На противоположной стороне светились окна телеграфа, по проспекту проносились машины.
- Помнишь, в старом фильме про Золушку... На балу волшебник пошутил, и все оказались там, где хотели. Правда, на несколько минут.
- Я бы хотела оказаться дома.
- А я - на дождливой дороге в Ильинском. И все начать заново.
- Прекрати! Это противно... - Аня попыталась уйти, но Денис стиснул ей запястье. - Хорошо, я ничего не стану объяснять. Но очень прошу, - прости меня. Ну, хоть когда-нибудь! - Он с тоской заглянул ей в глаза, как тогда, в застрявшем среди мокрого поля автомобиле. Аня выдернула руку.
- Верно, я немного похожа на Золушку... Моя карета была из тыквы, кучер оказался крысой, а принц... Принц - обыкновенным лгуном!. - Оттолкнув Дениса, она шагнула в зал.
- Храбрый идальго уже хотел прийти тебе на помощь. И как мог, отвлекал новобрачную. - Карлос отвел Аню к фонтанчику. - Приставал к тебе Южный?
- Что? - Сорвав с куста хризантему, Аня нервно обрывала лепестки.
- Ладно, проехали. Надеюсь, ты оценила по достоинству мою дружескую поддержку? Вовремя исчезнуть и вовремя появиться - чутье аристократа.
- Извини. Мне пора уходить.
- Что, опять сбежишь? Ну, дудки! У меня, в конце концов, испанский темперамент. И собственная тачка у подъезда. Могу предложить увлекательную программу... Экскурсию по Москве, за город. Хочешь в Загорск? У меня там дружок в лавре. И в гостинице - администратор, - Карлос подмигнул. - Ну чем я не жених?
- Ты отличный парень. Только, извини, - я сегодня шуток не понимаю. Много выпила, наверно. - Аня неторопливо покинув зал в направлении дамских комнат и, выйдя из поля зрения, стремглав кинулась вниз по лестнице. Домой, скорее домой! Вдруг Карлос пустится в погоню, а потом начнет приставать в машине и ещё неизвестно, чем все это кончится. Впрочем, известно. Опыт есть. Довольно безрадостный.
... - Шикарная тусовка. На высшем уровне. - Сообщила она матери, сбрасывая туфли. - Они очень хорошая пара.
9
Начались занятия в училище, и дни наполнились событиями, далекими от ресторанных банкетов, загранкомандировок, соблазнительных испанцев с аристократическими кровями и легкомысленных номенклатурных плейбоев. Никто из "той" жизни не давал о себе знать - ни Алина, ни Карлос не звонили, и даже Верочка зря рассчитывала на какой-нибудь повод повидаться с Ингой. Кудяковы-Лаури и чета Южных словно исчезли в другом измерении.
На курсе Ани учились в основном девушки - такова уж специфика культпросвет образовательных учреждений. А те изящные, женственные юноши, что поступали сюда из кружков самодеятельности и бальных танцев, были не в счет - бесполые подружки, с толком обсуждавшие новый фасон бюстгальтера, кулинарные рецепты, и в присутствии которых вовсе не зазорно переодеться перед танц-классом.
Однажды солнечным сентябрьским вечером, когда бульвары Садового кольца полны разнеженных влюбленных и молодых мамаш, выгуливающих резвых младших школьников, Аня шла пешком от метро по Страстному бульвару. Она заглядывалась на радостно шныряющих вокруг своих хозяев собак, на идущие в обнимку пары и думала о том, как чудесно мог преобразиться этот, возможно, последний перед затяжной мрачной осенью теплый день, если существовать в нем не одной. Не одной подмечать летучие паутинки, легкомысленно трепетавших над отцветающими клумбами мотыльков, особую грусть, свойственную завершению праздников. Праздника цветения, тепла, надежд, отпусков, пикников, лесных прогулок, дачных шашлыков, шепота признаний и поцелуев в ночном сосновом лесу... В общем, всего того, что полагается испытать, судя по литературе, всякой молоденькой барышне, и чего у нее, Ани Венцовой, так и не было...
Она задумчиво переходила проезжую часть, направляясь к Трубной площади и чуть не вскрикнула: истошно сигналя, рядом затормозили "Жигули" цвета "коррида". За рулем, подмигивая Ане из-под темных очков, сидела нарядная молодая дама.
- Лина! Уфф... Испугала.
- Садись! - Алина распахнула дверцу. - Целый час тебя здесь караулю. Прямо частный детектив. - Она развернула машину и вырулила на Садовое кольцо. - Едем на Новый Арбат. Давно девочки мороженым не лакомились.
- Ты такая шикарная... Какая-то другая... - Аня с сомнением осмотрела подругу, ставшую вдруг неуловимо похожей на мать - изящный дорогой костюм из бежевой кожи, поблескивающие в ушах бриллианты, и барственная благожелательная самоуверенность.
- Хочешь сказать, повзрослела на десять лет? - Добродушно усмехнулась Алина. - Так задумано. Резко изменила образ жизни и стиль. Солидная дама, супруга ответственного дипработника... Ох, Ань, мы ведь скоро в Колумбию уезжаем. С первого октября супруг вступает в должность секретаря в тамошнем посольстве. Для дипкарьеры это фантастически быстро. Только благодаря Горбачеву произошли такие подвижки в руководящем аппарате... Представляешь, круглый год весна! Не больше +25 и не меньше +18! Наркомафия, естественно, и сплошной праздник! Столица называется Богота. По-моему, красиво.
- Да, повезло, - нейтрально прореагировала Аня, почувствовав острый укол противной зависти.
- Его папаша поднапрягся, мой нажал на все рычаги. Теперь я - супруга посла! Если честно, жутко отсюда свалить хочется. Ну посмотри на все это убожество? - Алина кивнула на ободранные фасады особняков. - Будто только что война пронеслась.
В кафе "Метелица" они заказали фирменное мороженое и шампанское. Алина брезгливо щелкнула наманикюренным ноготком по металлической вазочке:
- Совковая нищета! И ложка липкая, общепитовская. Хоть для шампанского не граненые стаканы принесли. Но и далеко не хрусталь... Ладно. За что выпьем?
- За Колумбию, наверно. Пусть там ничего не липнет, все сверкает, цветет и пахнет!
- Идет! - поддержала Алина. - Ну а ты-то что про себя молчишь? Выглядишь спортивно, - снисходительно оценила она джинсовый костюм и белые теннисные тапочки Ани.
- Я ж с занятий. Сегодня курсовую отрабатывала - не до нарядов.
- А-а... Слушай, ты в институт попала?
- Учусь на втором курсе училища. Хореографом буду.
- В рабочем клубе или дворце пионеров кружком руководить? Поздравляю, увлекательнейшее дело. Контингент-то хоть приличный?
- Нормальный. Как раз по мне.
Они сидели у окна, смотря на проходящую мимо толпу совсем по-разному. И вовсе не были похожи на "сестричек-Снегурочек", даже на близких подруг.
- Жуткий вид у нашей столицы. Все какое-то обшарпанное, и эти бесконечные приезжие с сумками и разинутыми ртами. В домашних тапочках бабехи, потные, отечные, злые...
- Да они ж по целому дню в очередях стоят, а потом на себе эти тюки домой прут в какую-то там Тулу. Далека ты от народа, госпожа дипломатка, вздохнула Аня. - Да и зачем тебе, собственно, в эти проблемы вникать...
Помолчали, поковыряли растаявшее мороженое.
- Слушай... Мы ведь не скоро увидимся... - Алина положила на стол пачку "Салем", щелкнула зажигалкой и затянулась. - У меня сложилось ощущение какого-то недоразумения...
- Ты про что? Все нормально. У каждого взрослого человека своя жизнь. Я на Ингу Фридриховну не в обиде. Она имела повод осуждать мое поведение... Ну, эта история на чердаке... - Аня смутилась.
- Вот-вот! Вроде у тебя, по моим словам, шашни с Денисом были, а потом он ко мне переметнулся. Но моя маман рассудила так: вовремя переориентировался разумный карьерист. Семейство Южных вообще не промах. И браку моему не препятствовала. Мало что парень по молодости творил, главное, вовремя спохватился...
- Значит, все утряслось.
- Но ведь он тебе, вроде, слегка нравился? - жестко посмотрела Алина в Анины избегающие столкновения глаза.
- Естественно. Как и всем девчонкам в Ильинском. Первый парень на деревне... - Аня лихорадочно соображала, рассказал ли Денис супруге о тогдашней победе над невинной дурочкой.
- Еще бы! Он в их дачной компании самый продвинутый в постельных делах был. Такой сервис! И стихи тебе читает, и "Кама сутру" всю на практике демонстрирует. - Алина с удовольствием прищурилась. - Я и не устояла... А ты молодец, что тогда его отшила.
- Я?!
- Он сам так сказал. "Анюта отвергла мои гнусные домогательства. А я и не настаиваю, когда речь идет о наивных дурочках..." Ну, в смысле, невинных девчонках.
- Наивная дурочка - это, точно, я... Пошли, Лина, я же мать не предупредил, что задержусь.
Алина серьезно посмотрела на Аню. - Я вот что тебе, собственно, сказать хотела... Я ж твоя должница... Ну... тогда... обещала при случае за тебя заступиться. Так я серьезно поговорила с мамой. Она обещала, что непременно поможет тебе, если возникнут какие-то затруднения.
- Какие ещё затруднения? У нас все в порядке.
- Да ты не отпирайся! Мало ли что может возникнуть. Ну, с деньгами, с работой...
- Брось ты, Алина... Поезжай спокойно в свою цветущую Боготу, а мы тут как-нибудь перебьемся. Демократию и плюрализм, как говорит Михаил Горбачев, строить будем.
- Плюрализм не строят. Его имеют. Ну, ты меня понимаешь? - Подмигнула Лина.
...Аня не поехала провожать Алину в аэропорт. У неё поднялась температура и болело горло. Лишь смогла прошептать в телефонную трубку пару прощальных слов, а потом улеглась, закутавшись до ушей одеялом, и стала смотреть в серый прямоугольник окна, окропленный дождем. Представила прибытие четы Южных в столицу Колумбии. Корректный господин из тамошнего департамента в посольском автомобиле отвезет их в шикарный особняк с ухоженным садом и голубым бассейном. На открытой террасе, завитой цветущими розами, белеет в благоуханной тени столик с плетеными креслами и колышется на ветру вишневая скатерть. Кругом бархатный лужок, вазоны с пестрыми цветами.
Вслед за темнокожей прислугой Алина обойдет дом, сжимая локоть Дениса. Они счастливо переглянутся в солидном кабинете и надолго задержатся в нарядной спальне с распахнутой прямо на цветущую лужайку стеклянной стеной. Приняв ванну с благоухающей пеной, Алина набросит кружевной пеньюар и томно возьмет у мужа приготовленный для неё бокал вина.
- Ты переутомилась, дорогая, - скажет заботливый Денис Сергеевич, - Я велю подать ужин на террасу. И постараюсь взбодрить тебя.
- Ах, оставь! Мне вовсе не до этого, - Алина увернется от жарких объятий. - Я думаю о тех, кто остался в Москве. - Она устремит затуманенный слезой взгляд в северное окно, словно пытаясь разглядеть за пронизанным солнцем кустом олеандра дождливую столицу Союза. - Ну скажи, милый, почему так несправедлива судьба? Ведь Аня лучше, намного лучше меня. А жизнь у неё не складывается. Бедная моя сестричка...
И она заплачет. Побегут ручейки по бледным щекам, розовому гипюру, по прозрачному хрусталю вздрагивающего в руке бокала, как бежит в Анином окне октябрьский дождь...
Пройдя на цыпочках в комнату дочери, Верочка встряхнула лежащий на тумбочке градусник, легкой ладонью коснулась Аниного лба и выключила счет.
10
Прошло два года. Аня тщетно ждала вестей от Алины. Стало ясно прочитанная книга заброшена на дальнюю полку, чтобы никогда уже не явиться под свет лампы, не зашелестеть страницами, влекущими к продолжению. Все реже представляла Аня, как стала бы рассказывать о своей жизни внезапно появившейся Алине. Рассказ получался блеклым, хвастаться особо было нечем, а выдумывать не хотелось.
В начале, вроде, все складывалось неплохо. Получив диплом, Аня осталась работать в клубе подольского завода швейных машин. Она сразу же набрала две группы - малышей и подростков, а потом к ним прибавились и взрослые. Все рвались танцевать ламбаду, латиноамериканскую румбу, и мечтали о выезде на союзный конкурс в Ленинград.
Ане исполнилось двадцать два и ей часто казалось, что самое лучшее уже позади - комната в заводском общежитии, маленький городок, клубные праздники - вот и все радости. Перемены посыпались снежной лавиной: вслед за распавшимся Союзом рухнули межреспубликанские экономические связи, и подольские швейные машинки оказались совершенно не нужными ни в России, ни, тем более, за рубежом. Инициатива в массах постепенно угасла, клуб опустел. По телевизору вахтерша и две уборщицы смотрели фильмы "про Веронику Кастро".
Аня и три её лучшие ученицы решили устроиться на работу в готовящийся к открытию загородный ресторан. Приодевшиеся девушки произвели приятное впечатление на директора Владимира Григорьевича Пушкарева, а видеозапись с танцевальными номерами, подготовленными некогда к конкурсу, удовлетворили его художественные требования.
- Ну что, Анюточка, может сработаемся? - предложил он, достав бутылку коньяка. - Давайте, девочки, слегка отметим наш творческий союз. Частный бизнес - основа демократического общества. Собственный ресторан - это ж с ума сойти! Открываемся, значит, с первого января. Вернее, с Нового года. Придется поднапрячься, попотеть. Зато перспективы - безграничные. Директор широко улыбнулся, показав золотой оскал. Несмотря на русское имя, он выглядел типичным кавказцем из породы состоятельных торгашей. Только говорил абсолютно без акцента.
- По рукам! - Разлив в рюмки коньяк, Владимир Григорьевич кивнул Ане. - Зарплата - пять минимальных, плюс процент от дохода. Руководитель ансамбля - Анна Венцова... Остальное обрисуется в процессе работы. Со всеми проблемами - прямо ко мне.
- А танцевать-то что будем? Какова художественная направленность? - Не к месту полюбопытствовала Аня. Пушкарев тяжко вздохнул:
- Ты американские фильмы по видаку смотришь? В курсе, значит, какие там в области ресторанных шоу имеются художественные искания. Вот в этом направлении и старайтесь двигаться. Фактура у девочек есть, костюмы мы закажем, все, что надо для работы, доставим. Вопросы есть? Никаких? Вот и хорошо. Взаимопонимание в таких делах - великая сила....
Ансамбль получил название "Техас" и вскоре пополнился тремя вполне кондиционными партнерами - бывшие знакомые Ани из секции фигурного катания. Репетиции пошли полным ходом, личной жизни у Венцовой не было - одни производственные проблемы. Но судьба готовила Золушке изящный сюрприз.
- Анна Владимировна! Оторву на минутку, - Заглянув в "репетиционный зал", Владимир Григорьевич с видимым кавказским удовольствием остановил взгляд на одетых в трико и маечки девушках. - Прошу в мои апартаменты на собеседование.
Аня замерла в дверях директорского кабинета, рассматривая сидящего в кресле мужчину. Он поднялся и, взяв протянутую Аней руку, галантно поцеловал.
- Ну, не ожидала... - Она опустилась в кресло. - Да и узнала едва.
- Ерунда. - Посетитель откинул назад длинную, до соломенной желтизны выгоревшую прядь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33