А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Названными причинами, однако, охлаждение Михаила к супруге не объяснялось. Он отнюдь не утратил плотский жар, проявлявшийся всегда спонтанно и безудержно, но так же быстро охладевавший. Однако, сексуальные ориентации Михаила получили некую специфику. В компании Галины блистал юный певец - тоненький, гибкий, узкоплечий. Но, главное, он был экстравагантен, изыскан и порочен, как причудливое строение в стиле арт-деко. Впервые сексуальное влечение Михаила выросло из эстетического вдохновения, физиологический акт превратился в акт творческий. Не традиционность своих пристрастий Лешковский скрывал, заводя для прикрытия одноразовые флирты с самыми болтливыми дамами и получив репутацию бабника.
Галине и генералу такое поведение Михаила не понравилось. С ним попробовали поговорить по-хорошему, пригрозили испортить карьеру. "Вылетишь ты у меня, голуба, как пить дать, в свой сраный Царицын нужники проектировать. А то и подальше на север. У меня на тебя досье крепкое", объяснил генерал зятю.
Михаил не испугался - он тоже поднакопил впечатляющий компромат на Айдакова. Времена уже стали не те, чтобы грозить, - в стране кипела перестройка, в Комитете начались чистки.
Айдаков вылетел из рядов чекистов, чудом избежав шумного процесса и трибунала. Ушел на пенсию. Но, как поговаривали недруги - не покинул руководящие посты в крепнущей день ото дня мафиозной структуре. Михаил развелся, предъявив суду документы о бесплодии и алкоголизме несчастной супруги. Его экс-тесть поклялся рыдающей Галине: "Этот говнюк у моих ног на животе будет ползать".
Айдаков не напрасно подозревал, что в крахе его карьеры немалую роль сыграл слишком осведомленный в его делах Михаил. Но достать бывшего провинциала теперь было трудно - уж очень высоко он взлетел: возглавил строительный концерн, работавший с ведущими мировыми фирмами, добивался подрядов на застройку самых дорогостоящих объектов на родине и за рубежом. О размере состояния Лешковского и широте его деятельности ходили фантастические слухи.
Генеральный директор фирмы "Инкомстрой" находился в Швейцарии, совмещая отдых с руководством строительства супер-комфортабельного отеля на Женевском озере. Однажды на ужине в ресторане "Мерис" для узкого круга строительных магнатов русский миллионер познакомился с соотечественницей Алиной Южной. Она прибыла на прием в сопровождении бой-френда, швейцарского партнера своего прихворнувшего мужа, и очень обрадовалась встрече с импозантным москвичом.
Коктейль, выпитый вдвоем на темной террасе среди цветущих лимонных деревьев и саксофонных всхлипов знаменитого джаза Криллера произвел на обоих сильное впечатление. Юной красотке, имевшей, как оказалось при первом же откровенном разговоре, состоятельного, но очень ветреного мужа, до спазмов в животе понравился светлоглазый цыган с графской серебряной сединой на висках и короткой сексуальной бородкой. Его же привлекла фамилия дамы - Южная. Имя Южного упоминалось в списке людей, причастных к наиболее крупным и до сих пор нераскрытым хищениям. Изучив досье москвича, Михаил возблагодарил судьбу за нежданный подарок.
Гэбэшник Южный попал в Швейцарию в качестве руководителя полу-фиктивной фирмы, "отмывающей" партийное золото. Дальнейшие события складывались так, что напрашивались весьма интересные выводы: в результате межведомственной борьбы в руках Южного и его швейцарских помощников оказалась колоссальная добыча. В Москве царила паника, помощников успели ликвидировать, а господин Южный остался сидеть, образно говоря, на золотой бочке и ждал, пока к ней дотянутся руки из Москвы и помогут поделить награбленное.
Михаил не любил делиться, тем более, с дураками. Южный с супругой получил приглашение на ужин с господином Лешковским. В зависимости от ситуации, Михаил был евреем, цыганом, циником-бизнесменом или художником-фанатиком. Он умел казаться немногословным, почти косноязычным "сибиряком" и болтливым южанином.
В тот вечер, не тратя много слов, Михаил заключил сразу две сделки: договорился с Алиной об интимной встрече, а с её супругом - о сугубо деловом свидании.
Начал он со второго. В обстановке, исключающей прослушивание, обрисовал Южному ситуацию и гарантировал следующее: ручонки из Москвы, пытающиеся перехватить куш, будут обрублены Лешковским; деньги, оберегаемые Южным, исчезнут, виновника вычислят и сразу начнут искать. След некоего Панкратова - единственного, посвященного в тайну, компаньона Южного, мелькнет в Южной Америке, в Аргентине. Самого Дениса, несомненно, отзовут в Москву, объявят взыскание, отправят, вероятно, на отдых. То есть вычеркнут из рядов верных чекистов. Кроме того, за ним закрепится слава честного, но до глупости наивного, а потому, малоинтересного в крупных делах человека.
Разыскиваемого Панкратова обнаружить не удастся - его труп будет спрятан со всеми предосторожностями, а газетные утки из Латинской Америки и Аргентины - хорошо оплачены. Никакой дополнительной информации о пропавших миллионах найти не удастся.
- Меня убьют, - сказал Денис, выслушав Лешковского.
- Нас, - поправил Михаил. - Отныне владеть капиталом мы будем совместно, на джентльменских началах - фифти-фифти. Но убивать нас никто не станет, если, конечно, мы сами не напросимся. То есть, если у тебя или меня не появится искушение избавиться от совладельца. А для этого мы примем определенные меры. Существует разработанная много веков назад система партнерства: меч с начертанной клятвой разламывается надвое. Только сложенное воедино магическое заклинание имеет силу. Мы обеспечим систему тройной страховки. Только нам двоим будет известно место захоронения "отходов" - назовем наш капитал так. В конце концов, деньги - отходы цивилизации. Затем мы наносим закодированную систему координат и ключевой код проникновения в "саркофаг" на специальную голографическую карту, существующую лишь в единственном экземпляре, и делим её пополам... - Михаил подобно фокуснику развел руками. - Все! Постараюсь, чтобы сувенир был не слишком большим, не горел и не плавился. Но, друг мой, вы отдаете себе отчет в серьезности заключенного контракта - он сугубо конфиденциален. Михаил прижал палец к губам и подмигнул, словно речь шла о безобидной авантюре.
Денис кивнул. Он знал за собой одну принеприятнейшую слабость некоторые люди имели на него гипнотическое воздействие. Случалось, силач и смельчак Южный пасовал в драке, был случай, когда под давлением совершил подлянку, и вот теперь его втягивал в гибельную махинацию светлоглазый цыган. Спорить с Михаилом он не мог.
- А когда мы планируем вступить во владение ценностями? - Вместо того, чтобы торговаться, осведомился Денис.
- Такие вещи должны быть хорошо продуманы, позиции подготовлены с безукоризненной тщательностью. Нам придется бесследно исчезнуть. Трупам это сделать куда легче, чем живому человеку. - Михаил довольно засмеялся. Ему удалось ловко обработать парня.
15
Свидание с Алиной прошло менее удачно. Хотя, смотря на чей вкус. Как мужчине, Михаилу не удалось оказаться на высоте. Но не в этом состояла его основная задача. Отельчик у лесного озера располагал к любовным утехам. Здесь только этим и занимались - кто целый уик-энд, кто полчаса. Михаил продержался минут пять и сник.
Хорошенькая, избалованная женщина, самоуверенная, раскованная, без всяких предрассудков относительно "морали" и "высоких чувств", могла бы стать отличной любовницей, если бы пылкий цыган нуждался в сексуальном удовлетворении. Увы, его сжигали сейчас другие страсти. Михаил должен был заполучить в лице супруги Южного секретного агента, не ведающего о своей миссии. "Вербовка" прошла удачно.
- Ты сводишь меня с ума, малышка... Но, черт побери, я все ещё не отошел от стресса. Бывшая супруга, боюсь, ещё долго будет отравлять мне кровь. Я заставлял себя заниматься любовью сутками напролет с алкоголичкой, нимфоманкой, развратницей... Мне казалось, я убиваю ее... Но она выкачивала мою энергию... Ты не оставишь меня, Лина? - Он поцеловал её пальцы и надел на безымянный очаровательное изумрудное кольцо. - Не показывай его мужу. И сохрани меня в своем сердце.
... Вскоре Михаил вернулся в Москву. А ещё через несколько месяцев, после бурного, но глухого скандала, был возвращен на родину, как и предсказывал Лешковский, Южный. В специальной несгораемой капсуле, спрятанной в брелок, хранился кусочек металла - на вид обломок стальной зубной коронки. Только при помощи специальной технологии можно было "прочитать" обрывки нанесенного на пластинку кода. Точно такая же капсула имелась и у господина Лешковского. Составленные вместе части шифровки являлись ключом тайника.
Южный получил хороший пост в фирме Лешковского с учетом дальнейшей перспективы. Его финансовое положение наладилось - столичная жизнь раскрыла свои приятные стороны.
Михаил же попал в костер новой страсти. После узкоглазого певца, уехавшего в Нью-Йорк, Лешковский не имел сильных привязанностей. Его благосклонности добивались многие женщины. Он казался загадочным, щедрым, страстным, как Дэвид Копперфилд. А приписываемое этому красавцу богатство заставляло кружиться не одну прекрасную голову.
Колоратурное сопрано Кара Якобсон блистала в Америке и в Европе. Они познакомились на французской Ривьере. В Москве Михаил устроил приятельнице царский прием: любое желание мощной, как валькирии, блондинки тут же исполнялось. После того, как она получила все удовольствия от ночной жизни российской столицы и от своего щедрого на подарки поклонника, Кара сформулировала новое пожелание:
- Я хочу иметь огромный портрет от Вилли Гордона. Ты знаешь, он страшно популярен в Америке. У Николь Шарнель уже есть целых два. С болонкой и нагишом.
- Вилли? Мелкая сошка. Может, лучше заказать Глазунову?
- Это банально. Впрочем, в следующий раз. И ещё - у Шилова. К старости я открою картинную галерею - меня уже рисовал и Галлерсен, и Милотти. Да, в общем, многие. - Она капризно надула губки - удивительно маленькие и тонкие для того мощного звука, который вырывался из её горла. - Разве угадаешь, кто потом окажется Пикассо или Модильяни.
- Если это твой каприз - я готов. Но в смысле грядущей славы - Гордон - проигрышная карта.
В мастерской художника, куда он явился вместе с певицей, Михаил молча осмотрел стоящие на полу холсты. Кара тараторила, смешивая французский с нижегородским и вовсю кокетничала с представительным художником.
- Это итальянец? - Указал Михаил на небольшое полотно, изображавшее смуглого танцовщика.
- Обрусевший испанец. - Вилли повернул портрет лицом к стене и вернулся к разговору с певицей, демонстративно пресекая дальнейшие расспросы.
... - А ты сделала неплохой выбор, пташка, - сказал Каре в машине Михаил. - Кое-какие вещи Вилли Гордону удаются. Постарайся его влюбить в себя. Хотя... хотя... - Он многозначительно улыбнулся. - Уверен - это не просто.
Изображенный на холсте юноша не выходил из головы Михаила - либо Вилли великий художник, либо парень - архитектурный шедевр. Гордая, устремленная в небеса, и такая греховная готика... Он навел справки - обрусевший испанец Карлос Гарсиа под псевдонимом Мартин Ларсен танцевал в эстонском мюзик-холле. Его патрон и наставник по художественным вопросам Вилли Гордон состоял с танцором в любовной связи. Действовать следовало решительно, но осторожно.
Директор отреставрированного фирмой Лешковского ресторана "Вестерн" Пушкарев не мог отказать главному спонсору предприятия в маленькой просьбе - он пригласил к себе в ансамбль гастролирующего в странах Балтии танцора. Льстил, сулил золотые горы, контракты с американцами, выход на мировую арену!.. И парень почему-то остался, приняв деятельное участие в подготовке шоу. Вот тут на его пути появился Михаил - обольстительный совратитель, мудрый, состоятельный друг. Встреча была устроена по высшей категории, якобы для определения перспектив ансамбля. Номер-люкс в отеле, состоящем под эгидой концерна "Инкомстрой" Михаил выбрал неспроста. Во-первых, играть всегда лучше на своей территории; во-вторых, интерьеры этого небольшого уютного дома были выдержаны в мавританском стиле. Знойный воздух Испании, её аскетизм и страстность, нега и энергия... То есть, сам Карлос черноглазый юноша, тонкий и гибкий, словно клинок из дамасской стали.
Когда Карлос понял, о чем на самом деле идет речь, он добродушно рассмеялся:
- Ты что-то спутал, Майкл. Я кручу бедрами на сцене и даже подкрашиваю губы. Но трахаюсь я с дамами.
Тут расхохотался Михаил: - Тогда пригласим девочек.
Они чудесно провели время вчетвером, заполучив лучших красоток из "конюшни" Лешковского. Михаил не сомневался, что после сближающего увеселения легко добьется интимной встречи с Карлосом, но получил категорический отказ...
Вскоре Лешковский уехал в Ламюр, где под видом полученного заказа на строительство виллы выстроил дом своей мечты. Вернее, одну из вариаций. Это старомодное, пронизанное духом уютного бюргерства жилище предназначалось для семьи, о которой, как о варианте своего будущего, подумывал Михаил. Он дал спрятанному в тенистом парке особняку странное название - "Двойник". Оно касалось не только принципов архитектуры - нарочито эклектичной, даже чуть пародийной. Речь шла о внутреннем состоянии автора проекта.
С тех пор, как "аспирант" Лешковский стал зятем генерала и руководителем крупной строительной фирмы, он начал замечать в себе некую раздвоенность. Конечно, она давала о себе знать и раньше, но теперь приобрела иные масштабы. Одно дело копить втайне от родителей деньги, морочить головы сразу трем влюбленным в него девицам, а другое проворачивать крупные финансовые операции криминального характера и завязать гомосексуальную связь, оставаясь добропорядочным семьянином и честным творцом. Но не в этих, скорее количественных, чем качественных изменениях состояла суть внутренних метаморфоз Михаила.
Две половины его личности - творца и разрушителя - постепенно все более обосабливались. Созидательная энергия все чаще требовала подзарядки свежей кровью. Собственное величие Лешковский острее ощущал, попирая "трупы" низверженных конкурентов, а эмоциональный подъем испытывал особенно ярко на фоне страданий ближнего. Чтобы быть щедрым, увлеченным, любящим, ему требовалось мучить, истязать, упиваться чужой болью. "Да я же махровый садист!" - догадался он однажды, изводя несчастную Аллу изменами, оскорблениями, упреками. Но потом понял: мощное проявление энергетики во всех сферах - "высоких" и "низменных", "светлых", "темных" - признак сверхчеловека, универсального индивидуума, которому подвластно все.
"Гармония света и тени" - творческое кредо Лешковского. "Двойственность" - принцип его существования в лицемерном обществе недочеловеков. "Космические" строения XXI века и уютный семейный домик в Ламюре, благотворительность и кровавые мафиозные войны - вот полюса деятельности супермена.
Достроив "Двойника", Михаил с наслаждением вернулся к серьезным делам.
16
В Москве его ждали интереснейшие проекты и захватывающие сражения. Бывший тесть, используя старую военную стратегию, надеялся загнать Лешковского в плотное кольцо окружения. Теперь он имел в распоряжении разнообразные силы - от рычагов в "органах" и Прокуратуре до солидных бандитских группировок. Михаил увлекся игрой, забыв на время о плотских страстях и любовных увлечениях.
Он пришел в себя лишь увидев своего избранника на сцене "Вестерна". И снова загорелся идеей завоевать его. Навел справки. Оказалось что Ларсена и некую Анну Венцову связывают, как предполагал Пушкарь, нежные чувства. "Неплохо бы увести эту крошку, - подумал Михаил. - И одновременно устроить так, чтобы брошенный Вилли узнал об измене танцовщика. - Пусть помучаются все. Страдания украсят их жалкое существование".
Следить за перипетиями этой истории к тому же было любопытно - ведь привлекают кого-то триллеры или ужастики, причем, суррогатные, придуманные кем-то и про кого-то. А здесь ты можешь стать и автором и актером одновременно. Театр жизни - забавная игра. Отдыхать тоже надо изобретательно. Но не устанавливать же во всех местах свиданий любовного треугольника телекамеры?! Куда интереснее свести вместе всех "актеров труппы" и сделать их "сорежиссерами".
Оказалось, что супруга Южного была ближайшей подружкой Анны. Мало того, - девицы росли вместе и отличались редким внешним сходством. Эти обстоятельства таили весьма волнующие возможности.
Вскоре Денис Южный получил пост заместителя Лешковского в "Инкомстрое". Банкет устроили в "Вестерне". Михаилу, знавшему о том, что "сестрички" не виделись несколько лет, пребывая в затяжной ссоре, хотелось взглянуть на "неожиданную" встречу и, заодно, повидаться с Карлосом.
- Господи, да это же Анька! Ден, смотри, на сцене Анька Венцова! вскочила из-за столика Алина. - Вот так случай!
Когда по настоянию всей компании за столиком оказались Карлос и Аня, Михаил почувствовал прилив сил - закрутить интригу с такими участниками одно удовольствие. Парень явно недоволен встречей с бывшими друзьями: молчит, не поднимает глаз, вызывающе недружелюбен и норовит поскорее сбежать. Девица не понимает, в чем дело, тревожно поглядывает то в его сторону, то на Дениса. Встрече с Алиной она явно рада и не стремится продолжать вражду. Танцовщица хорошая, прекрасно движется, но не так уж и похожа на "сестричку" при ближайшем рассмотрении. Пышноволосая блондинка с глазами встревоженного олененка. Михаил сразу почувствовал её незащищенность, ранимость, трогательную доверчивость. "Сокровище, - решил он. - В роли жертвы незаменима". И тут же выработал стратегию дальнейшей интриги, главными действующими лицами которой станут "сестрички" и строптивый испанец.
Несколько знаков внимания - цветы, безделушки, нежные слова, - и Алина решила, что Михаил полностью в её власти. Избегая частых свиданий, Михаил встречался с ней в роскошных декорациях, кормил изысканными блюдами и выпытывал сведения о "сестренке". У той развивался трудный роман с Карлосом, метавшимся между очаровательной девушкой и всерьез привязанным к нему Вилли. Однако, испанец, кажется, решил изменить свою жизнь, покинуть Россию, обзавестись семьей, сделав Анну своей супругой. Это никак не входило в планы Михаила.
- Она знает, что жених - гей? - Нахмурился Михаил, услыхав от Алины о брачных мечтах Ани и Карлоса с домом в Испании, цветущим садом и рыжим псом.
- Наверняка. Но от меня скрывает, не хочет порочить суженого в моих глазах. - Алина прижалась к мужественной, серебристой шерстью поросшей груди Михаила. - Но ведь это, действительно, так противно... Брр... Меня бы просто стошнило... Сбрендить можно - заниматься любовью с гомиком!
- Увы, мы так плохо знаем своих ближних... - Философски заметил Михаил. - Терпимость, детка, великое достоинство женщины.
17
... Август в Москве утомителен. Какая-то усталость, хандра, несмотря на курс массажа, иглотерапии. Жарко, скучно, истомившуюся в обыденной суете душу влекут путешествия, любовные приключения, но только не здесь, лучше, в окрестностях Женевского озера....
Денис отказался составить Лешковскому компанию в карточной игре - ему было поручено находящейся на отдыхе супругой поздравить с днем рождения Анну Венцову.
- Извини, распишите пульку без меня, - сказал Денис Михаилу, которому пару раз в месяц составлял компанию в преферансе.
- Супруга отдыхает за границей, делегировала меня поздравить с днем рождения "сестренку". Я не большой любитель мелодрам и мокрых жилеток. Думаю, придется утешать именинницу на своей груди: девочка в полном обломе из-за своего бойфренда, а Карлос, подлец, явно морочит ей голову.
- Сукин сын. Крошка достойна лучшей участи, - сокрушенно откликнулся Михаил. Простившись с Денисом, он минуту поразмыслил и набрал номер телефона многим ему обязанного человека. Человек возглавил лицей и собирался сеять разумное, доброе, вечное.
- Марк, у тебя хореография на уровне?
- Не жалуюсь. А что?
- Завтра я привезу к тебе специалиста. Возьмешь с окладом пятьсот баксов. Столько же будешь получать от меня.
- Но... у нас уже есть...
- Это не разговор, Марк, - укоризненно сказал Михаил и отключил связь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33