А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Умница, что ухитрилась смыться.
- Они хотели убить меня! Хозяин кота и собаки дал мне одежду. Но не позволил позвонить в участок.
- Старик боится женщин и полисменов. Зато приодел тебя классно. Ого! Просунув руки под плащ, Тони обнял её. - Ты опять в том же сногсшибательном туалете... Но в бар мы не пойдем. И домой возвращаться, вроде, не имеет смысла. - Тони печально присвистнул.
- Остается нанести визит в полицию?
- Без этого не обойтись. Но мне надо кое-что выяснить до конца. Нельзя же во всем полагаться на следователя. И любопытство замучило. Тони Фокс хитрая и любопытная лисица... Поцелуй меня.
- Ты предлагаешь остаться здесь?
- Не надолго. Притаись и жди. Я подгоню машину. А потом... - Тони блаженно зажмурился. - Нас ждет ночь в дешевом мотельчике. Ну, таком легкомысленном, куда водят заблудших девочек. Догадываешься, что это значит?
- Тони... Я должна тебе сказать, что между нами никогда больше ничего.. - Аня прислушалась. - Похоже, приехал владелец гаража. Машина остановилась прямо у дома.
- Эх, опоздали в мотель! Бери меня под руку и бежим.
В ту же секунду, когда они рванулись вниз по узкому переулку, из автомобиля выскочили двое. Сбили Тони с ног, отбросили к стене девушку.
- Осторожно! - Вскрикнула Аня, увидев, что в руке подступающего к Тони человека зажат нож. - Осторожно, это они!
Но было поздно - мулат сделал выпад - согнувшись, Тони упал на колени. Она закричала, но звук застрял в горле - зажав девушке рот, её поволок к машине второй громила. Распахнул дверцу и одним ударом свалил на заднее сидение.
- Труп закинем в багажник. Помоги, Пеле... - Подхватив Тони, они живо справились с работой. Белый парень сел рядом с Аней, мулат за руль. Машина сорвалась с места.
- Скоро будем дома, - мечтательно сказал Пеле. - Вот там и позабавимся.
В доме за углом, в комнате пенсионерки, вышивавшей столовые салфетки для приюта, по-прежнему стрекотала машинка и на экране телевизора стрелял в Фантомаса из деревянного протеза Луи де Фюнес.
12
Мулат поговорил с кем-то по мобильному телефону и молча выслушал указания.
- Тебе повезло, детка. Через десять минут будешь принимать горячую ванну. А затем - баиньки.
- С кем?
- Можешь выбрать нас. Но, боюсь, найдутся другие претенденты. Извини, если были не очень деликатны.
- Ненавижу! Вы мертвецы, вас мало просто расстрелять! - Аня рванулась, пытаясь впиться зубами в шею сидящего рядом здоровяка.
- Не трепыхайся. - Он больно крутанул её скованные за спиной руки.
- Что вы сделаете с Фоксом? Учтите, я свидетель.
- Закопаем. Втихаря, - весело пообещал мулат. - Если ты, конечно, не переубедишь шефа. Кажется, он к тебе очень неравнодушен.
- Где этот негодяй, ублюдки?
- Скоро встретитесь. А пока - заткнись, если не хочешь остаться без зубов перед интимным свиданием. - Парень с ухмылкой показал Ане пудовый кулак.
... Беглянка была возвращена в зеленую комнату виллы "Двойник". Мадам Берта унесла сброшенные ею на пол ванной вещи и невозмутимо удалилась, словно ничего не произошло. В форсунках овальной джакузи бурлил воздух, взбивая пену. Аня шагнула в воду и села, скорчившись, обняв колени руками. Ее продолжало знобить, по коже бегали зябкие мурашки. Что с Тони? Господи, что вообще происходит? Если это сон, то почему так больно? Саднит царапина на груди, ноет лодыжка, а внутри... Внутри все замирает от ужаса и боли.
А ещё злость - мучительная, бессильная ярость. Взять бы массивный синий флакон с туалетной водой и запустить в запотевшую зеркальную стену! Разгромить полки, вазы, продуманно размещенные изобретательным дизайнером, расколоть прозрачный борт ванны - пусть хлынет на ковры пенящаяся, подсвеченная изнутри вода...
"Господи, неужели смирение должно быть безграничным? Неужели хоть однажды я не могу превратиться в ведьму?" - Немой вопрос остался без ответа. Аня больно прикусила губу, как делала в детстве, чтобы унять ярость.
В дверь ванной поскреблись.
- К вам можно, мадемуазель? Не стесняйтесь, я хотел бы пощупать пульс. - На пуф возле ванны присел доктор и осторожно, чтобы не замочить манжеты, взял Анино запястье. - Тахикардия...
На круглом лице отчетливо читалась озабоченность.
- Вы чем-то обеспокоены, господин Джанкомо?! Вы, разумеется, в первый раз слышите о том, что меня едва не убили, а моего друга, раненого или мертвого, засунули в багажник... Ах, конечно, я опять брежу! - Аня приподнялась, но руки доктора мягко погрузили её плечи в воду.
- Эх, дорогая моя... Дела действительно идут не лучшим образом. А я рассчитывал на ваше самообладание. Расслабьтесь. Вот так. Кладите затылок на резиновую подушку, пусть тело массируют горячие струи. Не думайте ни о чем. Дремлите. Здесь очень спокойно, тепло. Вы под защитой друзей... В конце концов, вы дома, а это главное. Неприятный инцидент исчерпан. Приступ прошел. Вам следует продолжить прием лекарств и сразу же станет легче. Будьте умницей, пососите вот это! Ментол. Приятно, правда? А я люблю леденцы с лимонным ароматом. Хотите, я завтра принесу другие? - Он говорил спокойно, как с ребенком, и Аня, действительно, расслабилась, сунув за щеку таблетку. Тревожные мысли разбежались, ни одну из них не удавалось схватить за хвостик. Горячие водяные струи ласкали кожу, а ментол холодил дыхание.
- Вы будете слушаться, детка?
- Да...
- Вы уже не хотите выпрыгнуть из окна?
- Нет... Совсем не хочу.
- Вам кое-что становится ясно... Мысли почти прозрачны, но мешают смутные тени... Не мучайтесь, я попытаюсь объяснить, что произошло... Джанкомо поудобней расположил массивное тело на низеньком пуфе.
- Вы красивая женщина. Привязанность моего друга понятна. Понятно и то, что в его положении он не мог сразу же, обычным путем, легализовать ваши отношения... Ради вас, детка, ему не единожды пришлось преступить закон... - Доктор тяжко вздохнул. - Но кто может судить любовь? а ваш супруг любит вас.
- Любит... - Послушно согласилась Аня, впадая в приятную полудрему.
- Барон Роузи, с которым вы должны были зарегистрировать брак, подставное лицо. Сразу же после церемонии его услуги были бы щедро оплачены, а вы с вашим настоящим мужем, по документам четы баронов Роузи, отбыли бы на другой континент. Там на берегу океана уже ждала вас прелестная вилла. Вы меня слышите? Вы все понимаете?
- Да. Мы должны были бежать в другую страну.
- Конечно, действия подобного рода можно назвать незаконными. Но когда речь идет о таком романтическом чувстве, голос разума умолкает... Когда я взялся помочь моему другу, я не предполагал, какие осложнения могут возникнуть. Причина всех недоразумений - вы. Да, да... Надо здраво отдавать себе отчет в этом, мадемуазель.
- Я... я... поступила неправильно... Он приходил ко мне и звал. Я решила уйти, чтобы сделать его свободным.
- Бедняжка! Ваше сотрясение и психические осложнения оказались сильнее, чем я предполагал. Галлюцинации, навязчивый бред... Увы, мы не могли положить вас на обследование в клинику. Понадеялись на везение, действовали деликатно - готовили вас к мысли о бракосочетании... Платье, цветы... я настаивал на постепенном воздействии... И все уже было почти улажено! - Доктор всплеснул пухлыми руками. - Да, теперь я понимаю, почему вы ушли... Но дальше! Разве вы ещё не поняли, что случилось потом? Вас выследил и похитил человек, назвавший себя Фоксом. Лестное прозвище. Но он не лисица - шакал!
- Шакал? Он спас меня...
- Еще бы! Шакал спас золотого тельца в надежде получить за это приличный куш.
- Тони уверял, что мне грозит опасность. И это правда! Мне угрожали пистолетом, били, царапали...
- Где же побои, девочка? - Доктор заботливо оглядел лежащее в ванне тело. - Вы придумали несуществующие истязания. Этот негодяй поил вас наркотиками! Вы находились в патологическом опьянении, сопровождающемся эйфорией и сексуальным возбуждением.
- Фокс - не враг. - Аня села. - Он защищал меня... А сегодня меня хотели убить те самые люди, что привезли сюда! Разве вы с ними не знакомы? Они, во всяком случае, действовали по распоряжению шефа. И вели себя вовсе не как друзья.
Доктор сокрушенно покачал головой и взял её руку:
- Расслабьтесь, подумайте. Наши люди хотели вырвать вас из рук опасного человека. Так называемый Фокс - опытный мафиози. Это опаснейший враг вашего друга. Спрятав вас в мансарде, он отправился к нему с требованием выкупа и... ещё кое-каких деловых уступок... Естественно, он действовал не в одиночку. Ваш побег и путешествие на яхте были организованы целой преступной группой. Наши ребята хотели вызволить вас, инсценировав попытку самоубийства. Но вы - прыгнули из окна вниз! Детка... это ужасный поступок. Наверно, вы когда-то пережили нечто подобное, или услышали о похожем случае. Травма глубоко зафиксировалось в больной психике.
- Да... То есть, нет. Они заставили меня написать признание в самоубийстве.
- Что бы сбить со следа Фокса! Инсценировка... Вас должны были увидеть раздетую, невменяемую гуляющие внизу люди. После этого ребята доставили бы вас сюда. А Фоксу пришлось бы долго выкручиваться из затянувшейся на его шее петли. Все выглядело бы так: он довел девушку до самоубийства, а потом увез её в неизвестном направлении. Это помогло бы вам исчезнуть с горизонта... Но тут... Ах... вы убежали, впутали в эту историю безумного старика, шли по улицам, обращая на себя внимание прохожих. Понимаете? Если начнется расследование, найдется множество свидетелей...
- Все это... - Аня сжала виски, стараясь сосредоточиться. - Все это как-то не так. Вы сказали - расследование. Какое расследование?
- Связанное с преступлениями Фокса... Эх, дорогая... Могли бы уже загорать на пляже собственной виллы... Послушайте мой совет...
- Я хочу спать... Завтра, если не возражаете, я выслушаю все ваши пожелания...
- Нет, милая. Вставайте, накиньте халат. Мы продолжим разговор в спальне. Похоже, нервное напряжение уже прошло... Теперь надо собраться с силами.
Аня послушно завернулась в халат. У кровати её ждал столик с ужином.
- Садитесь, выпейте кофе. Необходимо взбодриться.
Аня сделала пару глотков из протянутой доктором чашки.
- Уже поздно. - Она сладко зевнула. - Что случилось?
- Пока, к счастью, ничего непоправимого. Но терять время больше нельзя. С того момента, как в дело вмешался Фокс, вы в большой опасности. Вы и ваш благородный покровитель.
- Так где же он, в конце концов?! Кто он? - Аня сама удивилась вскипевшей в ней энергии. Она вскочила, словно бросая вызов доктору. Тот поднялся.
- Об этом и идет речь. Через двадцать минут, ровно в полночь, шеф ждет вас. В парадной столовой. Мадам Берта принесет костюм, в котором надлежит появиться за столом. - Голос доктора стал официальным. - Я не сомневаюсь, на этот раз вы не станете бегать от своего счастья.
Очевидно, Берта ждала за дверью. Она вошла в комнату сразу же, как удалился доктор. На вытянутых руках дама несла длинное подвенечное платье. Разложив его в кресле, она открыла перед Аней большую коробку с аксессуарами, и поставила у кровати туфли - точь-в-точь такие, в каких танцевала на своей московской свадьбе Аня Венцова. Ободряюще улыбнувшись, дама покинула комнату.
Люстра и бра сияли в полную мощь, заливая все вокруг праздничным светом. Аня стояла посреди комнаты, так похожей на свою бывшую спальню, и ничего не понимала. Совершенно ничего, словно смотрела часть сериала, начало которого пропустила. Раздражение и некая легкомысленная игривость боролись в ней, а ощущения реальности и сна перемешались. Можно было бы, наверно, звать кого-то на помощь, биться головой о стену или швырять в зеркало парфюмерные коробочки. Но она спокойно и обстоятельно начала одеваться. Ежевечерняя практика "Техаса" научила её мгновенным преображениям. Через пятнадцать минут, без помощи парикмахера и визажиста, растерянная, перепуганная женщина превратилась в самоуверенную холеную красавицу. Платье из атласного крепа цвета слоновой кости облегало фигуру мягко и нежно. В длинном остром вырезе на груди отчетливо виднелась полоска, оставленная ногтем мулата.
- Откуда же взялось это? - Задумчиво коснувшись царапины, Аня порылась в коробке в поисках подходящего ожерелья, но ничего не нашла. Волосы она зачесала на одну сторону и в заколку закрепила веточку шелкового флердоранжа. Грим нанесла щедрый и яркий, как для сцены. Вот только опухшая щиколотка ныла под тонкими колготками и приходилось немного хромать, наступая на высокий каблук.
В общем-то невеста осталась довольна собой. Ей велели принять соответствующий вид к строго обозначенному времени, и она с этим справилась. Загадочный шеф, так старательно готовившийся к встрече, продумавший даже костюм и украшение дамы, будет сильно удивлен, - вместо Алины на романтический ужин явится совсем другая женщина. Что ж, не хотели слушать, сочли сумасшедшей, теперь пусть разбираются сами... Враги, друзья, "Двойники", "Лисы"... - хватит! Трагифарс близится к завершению. На сцену, Венцова, твой выход!
13
До полуночи осталась одна минута. Аня вышла в коридор. Издали стал виден мерцающий полумрак гостиной. Медленно, с глухо стучащим сердцем она вошла в комнату. По стенам тускло мерцала позолота массивных багетов, на овальном столе, накрытом к ужину, стоял букет гладиолусов и канделябр с семью свечами. Два стула с высокими спинками ждали гостей. Поколебавшись, Аня села, хотя никто не предложил ей пожаловать к столу. И тут же каминные часы начали отбивать полночь.
Она увидела его в дверях - одетого с театральной элегантностью черные брюки, белая шелковая, очень свободная рубашка, распахнутая на груди. В таком костюме в балете обычно выходит Ромео. Не хватало серебрящегося эфеса шпаги. В руках Михаил держал сафьяновый футляр. Он открыл его - лавиной искр сверкнуло бриллиантовое колье.
- Ты узнаешь это, дорогая? - Он улыбался, он излучал любовь и нежность.
Во рту пересохло, губы одеревенели, Аня протянула руку к бокалу. Михаил тотчас налил в него немного вина и, подойдя, тихонько обнял обнаженные плечи. - Успокойся, девочка. Я с тобой. - Он защелкнул на её шее колье.
Все как тогда. Никаких сомнений не осталось - Аню обнимал погибший муж.
- Прости меня. Главное - прости. Я знал, ты поймешь, ты сумеешь понять... Мне было тяжело, неизмеримо тяжело... Но я же - супермен! Михаил занял кресло напротив.
- Я очень больна, - сказала Аня. - После того, как ты погиб, мне никак не удается разобраться в том, что происходит... Мой рассудок живет по своим законам... Как океан Солярис. Он создает фантом... дорогой мне фантом... В глазах, глядящих на Михаила, блестели слезы. - Дьяволу или Ангелу спасибо за эту ночь. - Аня подняла пустой бокал. - Не вижу шампанского.
- Доктор сказал, что тебе сегодня не стоит много пить. Это розовое вино - совсем легкое, оно бодрит и проясняет мысли. Так гласят рецептурные комментарии трехсотлетней давности... - Михаил наполнил бокал Ани светлым вином. - А я не могу отказаться от коньяка. Нервничаю. Выпьем за встречу... Я же обещал, что наша жизнь станет прекрасной сказкой.
- Спасибо. - Аня отпила вино. - Наверно, в таких сказках не обходится без страшных приключений.
- И злых колдунов... Мне надо многое тебе рассказать, детка... Потом, когда мы будем лежать под ласковым солнцем, я стану раз за разом возвращаться к прошлому и сообщать тебе новые подробности. Мы вместе вспомним наши страхи и навсегда простимся с ними. Ведь столько всего произошло! Смотри - я совсем седой. - Михаил тряхнул головой.
- Мне так хочется обнять тебя. Но... но я боюсь. Боюсь, что призрак исчезнет. - Взмолилась Анна.
- Не волнуйся, попробуй проглотить что-нибудь - это успокаивает. Здесь твои любимые лакомства. Представь: мы сидим у себя дома в покое, тепле и любви. Мы беседуем. И я рассказываю тебе сказку... - Михаил осушил свою рюмку. - Слушай...
Моя жизнь в Москве была слишком рискованной. Я любил свое дело и часто нарушал законы реальности. Конечно, без врагов и завистников не обошлось. Ты помнишь, - они не смогли убить меня, но сделали нищим. Мне удалось вернуть свое положение довольно быстро. Не спрашивай, как, - это была настоящая война. Я победил, но враги жаждали реванша. Им надо было не только уничтожить меня, завладеть моим капиталом, но и опорочить - свалить все свои грехи на сгоревшего в машине Лешковского.
Я устроил так, что вместо меня сгорел другой. А сам - скрылся. Поверь, я не мог ничего сообщить тебе - тем самым я подверг бы тебя смертельной опасности. Кроме того, на несколько дней мне пришлось уйти в глубокое подполье...
- Но ведь я чуть не умерла от горя, погиб наш ребенок... - Вытянувшись в струнку, Аня впилась в собеседника полными ужаса глазами. Из руки выпал и со звоном разбился на паркете бокал.
- Милая, его убил не я. Тот, кто взорвал мою машину, обрек нас всех на страдания. Я тоже сходил с ума, мучился! - Лицо Михаила исказила гримаса боли. Тяжелый кулак обрушился на стол. Звякнуло серебро.
- Врач сказал: у меня ещё будут дети... - пролепетала она, ещё ничего не понимая.
Михаил сделал движение, чтобы рвануться к жене и обнять её, но выставил вперед руки: - Нет! Погоди. Ты должна узнать все. Не перебивай. Он вернулся на место и сжал голову руками. - Я стал думать, как вернуть тебя. Но так, чтобы ни одна живая душа не узнала об этом. Ты не представляешь, как могущественны те, кого называют мафией. У меня оставался лишь один выход - появиться на другом конце континента под другим именем и вытащить тебя. Но как? Мне следовало торопиться, а я вовсе не был уверен, что по моим следам не идет киллер. Как же обезопасить тебя, не связывая хотя бы на время с существующим под новым именем, но таким узнаваемым господином Лешковским? Моя проклятая внешность! Пришлось заключил сделку с неким обедневшим ирландским бароном, опустившимся подонком. Он должен был жениться на российской гражданке и увезти её в свадебное путешествие в экзотические края. Вот там мы с тобой встретились бы в нашем домик у океана. Пьяница-барон благополучно бы покинул этот мир, а я - женился на его вдове. И никто никогда не отыскал бы нас на самом краю света.
- Зачем барон? Почему я не могла сразу улететь на край света?
- Милая, кто же мог поручиться, что за вдовой Лешковского не следят? Нам пришлось долго заметать следы, что бы переправить через границу ничего не подозревающую и такую не опытную девочку. А главное... Любимая, разве ты поверила бы всему этому, изложенному в шифровке или в торопливом звонке от оплаканного мужа?
Аня медленно покачала головой, не отрывая глаз от сидящего напротив человека. - Нет... Двойник... Я и сейчас не верю. Вернее, не пойму! Голова идет кругом.
- Я знал, знал, что ты серьезно больна. Перестань мучить себя вопросами. Не напрягаться, детка.
- Миша... - Аня огляделась. - Этот дом? Когда ты успел построить его для нас? И зачем?
- Я должен признаться в маленькой лжи. Этот дом был построен и отделан по моим проектам якобы для местного банкира. Мы тогда ещё не были знакомы с тобой, детка, но я тайно решил - моя семья будет жить ничуть не хуже. И ведь все получилось, верно?
- Почти... Наш дом под Москвой опечатали... Ведь это его ты построил по образцу этого. Он - "Двойник".
- Не важно. Твой муж - строитель. Это значит, почти волшебник... Дом в теплой стране у океана совсем другой. Но ты полюбишь его. А если захочешь, я выстрою там точно такой же. Или в Ирландии - ведь к титулу и гербу прилагается несколько сот акров земли.
- Так много лжи, все слишком запутано... Ты скрывался, меня кто-то похищал. Мы сидим и ужинаем... Мы в опасности!?
- Я принял меры. Не имею права рассказывать тебе какие. Все постепенно проясниться. Не сразу, прошу тебя!
- Но ведь нас могут выследить даже на острове!
- Мы изменим внешность у хороших специалистов. Я превращусь в черноволосого или, допустим, русого, темноглазого худышку. Ты - в жгучую брюнетку... Ну и прочее, прочее. Существует масса хитростей, множество людей исчезали таким образом из-под самого бдительного надзора. Нужны только деньги.
- Боже... Но где их взять?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33