А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Непонятно, но что-то в этом парне Аню смущало. Конечно, он здорово привирал, рассказывая о себе. Но факты свидетельствовали за него - Тони притащил сомнительную девицу на кораблик, достал из ледяной воды - в общем-то вел себя не совсем обычно. Может, друг Алины действительно замешан в криминальных разборках, а веселый парень Тони Фокс - детектив? Таких ловких типчиков, разыгрывающих простаков или аферистов, сколько угодно, стоит лишь посмотреть какой-нибудь полицейский сериал.
Рядом послышался тихий призывный посвист. За клумбой, махая рукой, появился Тони. Он "неузнаваемо" преобразился в темных очках, неудобно сидящих на кончике носа.
- Топай сюда, только не по бегониям. Штраф устрашающий. А теперь цепляйся за локоть, будто моя подвыпившая подружка, и ни слова не говори. Английский у тебя слишком отчетливый. А видок чересчур привлекательный.
Они быстро обошли отель с тыла, нырнули в какой-то переулок и Тони распахнул дверцу автомобиля.
- Прошу садиться, леди! Да шевелись ты! - Он завел мотор и машина рванулась с места, поспешно покидая пустынную улочку.
- У тебя здесь хранился автомобиль?
- У раззявы, который ленится запирать дверцу.
- А ключи?
- Мотор заводится и без ключей. Человек, проработавший год в автомастерской усвоил эту небольшую хитрость. Хочешь, научу?
- Я никогда не стану угонять автомобили. И тебе не верю. - Отвернулась Аня. Пусть привирает, только слушать она не намерена. Парень привез её якобы в какой-то незнакомый городок и тут же нашел незапертую тачку... Абсурд. - Ты ничего не должен мне объяснять. В конце концов, я гость, совершенно не знакома с местными нравами и законодательством. Наверно, здесь так принято - брать чужое. Высокая степень отчуждения собственности. Возможно, коммунизм.
- Ничего не понял, что ты сказала. Но я тоже не местный житель. Хотя кое-кого здесь знаю.
Фокс умолк и сосредоточенно уставился на дорогу. Прошло около часа с начала этой поездки. Машина кружила по серпантину приморского шоссе, проезжала поселки, яркие автозаправки и, наконец, въехала в пригород неизвестного населенного пункта. Похоже, не самый фешенебельный - каменные заборы и фабричные корпуса следовали с обеих сторон шоссе.
- Мы едем в бандитский притон? - без всяких эмоций поинтересовалась Аня.
- Это не по моей части. А во дворец нас не пригласили, уж извини. Придется перебиться в скромной квартирке вот в этом симпатичном городке. Въезжаем в старинный квартал. Гляди, какие милые музейчики! В них живет простой люд.
- Неплохо. Действительно, славно. - Аня рассматривала узкие улочки с невысокими, словно игрушечными домами, сменившими рабочие кварталы. - А что за местечко?
- Именно то, из которого вы сбежали вчера вечером, а я имел честь подобрать вас в баре, леди. - Ламюр. Зюйд-вест. Восьмой округ.
- Правда?! Мне казалось, мы плыли на другой континент и ещё отмахали двести километров по шоссе...
- Я запутывал следы. Отрывался от возможного преследования. Нравится это сооружение? Выходи. - Тони притормозил у подъезда.
- Твой дом?! - Закинув голову, Аня рассматривала пятиэтажное строение в стиле безудержной эклектики: лепнина, эркеры, колонны, кованые решетки и витражи украшали фасад.
- Не целиком. Вернее, у меня лучшие апартаменты. Заметь, парадная дверь открывается ключом и даже лифт вполне комфортабельный, не хуже гостиничного. За это отдельные деньги. - Достав из внутреннего кармана куртки ключи, Тони распахнул тяжелую дверь.
- На притон не похоже и на бордель тоже, - согласилась Аня, войдя в хорошо отделанный холл.
- Вы наблюдательны, мисс. Извольте, лифт ждет.
Миновав пять этажей кабинка остановилась, Тони распахнул дверцы: - Вас не затруднит, дорогая моя, подняться на один пролет?
С площадки вела узкая лестница вверх.
- Ты живешь на крыше?
- Я же сказал, что у меня лучшие апартаменты. - Тони отпер двойную дверь. - Прошу. Настоящая мансарда. Весьма романтическое гнездышко. Извини, я не оставлял ключи уборщице. Двое суток без пылесоса - ужасное свинство. А в холодильнике... - Он заглянул в светящееся нутро морозильного шкафа. Увы! Даров Армии спасения не видать. Одно яйцо и заледеневший гамбургер.
- Ты хочешь есть?
- Я всегда голоден, особенно, когда держусь на нервах. И бросаю курить. Давно усек - горькие пилюли лучше глотать все сразу. А неприятности принимать скопом. Дела не ладятся? - О'кей! Нервы шалят? - Прекрасно! А я ещё поддам жару - брошу треклятое курево. Зато потом буду трубить победу по всем фронтам. - Болтал Тони, внимательно обследуя свое жилище. - Проверено. Мин нет.
- У тебя, действительно, неприятности?
- Я психую из-за тебя. Все думаю, какой способ повеселить меня ты выберешь сегодня? Топиться в ванне не резон. Прыгать из окна - не смешно.
- Действительно, не смешно... - Аня все ещё стояла возле двери. - А я обязательно должна выкинуть нечто такое?
- А как же? Я же ещё сегодня не спасал тебя. - Тони подошел вплотную и посмотрел ей в глаза. - Кстати, у меня есть ром.
Аня увернулась от объятий:
- Ты за этим приволок меня сюда?
- О Боже! Теперь она ещё превращает меня в сексуального маньяка! Дебила тебе мало... Ну что, что здесь противоестественного, если вполне здоровый, между прочим, мужчина хочет обнять женщину, которая ему нравится?
- Надо учитывать и мои желания.
- Ах так! Ну, тогда бы ты уже кормила рыб или лежала на столе в полицейском морге.
- Хватит! Мне, действительно, не до любовных приключений.
- О'кей! Отдохни. Осмотрись, подумай. Вон там - душ. Мне надо прогуляться. Вернусь поздно... - Круто развернувшись, Фокс пошел к выходу.
- Тони...
- Постель и белье в тумбочке. Спокойной ночи, бэби. - Крикнул он из прихожей. Дверь хлопнула. Аня осталась одна посреди освещенной тремя светильниками большой комнаты, совмещавшей кухню, столовую и спальню. Все чистенько и очень прилично - кухонные шкафы, барная стойка, отделяющая хозяйственное пространство от жилого - низкий черный кожаный диван, стеллажи, столики из толстого стекла. На них - аккуратная стопка журналов, пустая пепельница, телефон. Вся передняя стена - огромное окно. Пестрые ситцевые занавески собраны по сторонам, образуя раму, а в ней - неведомый ночной город.
Погасив свет, Аня подошла к окну - так лучше были видны крыши домов, балкончики, садики с газонами за оградой. А в светящихся окнах никто не задергивал штор и можно было изучать интерьеры чужого жилища.
Аня вспомнила другую мансарду, совсем не похожую на эту. И ту страшную ночь любви с Карлосом, печь, портрет, залитый красной тушью... За стеклами были заснеженные московские дома и черный колодец двора... Что это? Случайность или снова о чем-то намекающее совпадение? Совпадение с загадочным смыслом, вроде виллы "Двойник"? Брр! - Аня тряхнула головой, отгоняя страх. - Но этот малый, похоже, увлекается женщинами и уж точно не рисует. Лисица. Тони-Лисица. Вернее - Лис.
Она присела у музыкального центра, изучая диски на стойке. Странные музыкальные вкусы - совершенно сумбурное собрание - от джаза, битлов, современной попсы до классики - самой "хитовой" - хрестоматийный набор композиторов - "серьезных" и "легких". Смешно - "Летучая мышь", "Вальсы Штрауса", "Травиата", Рахманинов, Бетховен, Шопен... - Аня пожала плечами. - Впрочем, возможно, и квартира, и все вещи принадлежат кому-то другому, как и "заимствованная" яхта...
Она поставила вальсы Штрауса - от них, по крайней мере, плакать не хочется. И никаких щемящих ассоциаций. Припоминается только разминка на льду во Дворце спорта... Гремящий из всех динамиков "Прекрасный голубой Дунай"...
Аня открыла ящик с бельем, достала одеяло, мужской тренировочный костюм и, сняв с себя матросские шаровары, направилась в душ. Здесь тоже все выглядело скромно и чисто. А главное - никаких признаков женского присутствия. На умывальнике стояли дезодорант, одеколон и бритвенный прибор, зубная щетка торчала из стакана в полном одиночестве. И вообще, ощущение складывалось такое, что в квартире никто не жил, хотя Тони сказал, что ушел отсюда два дня назад.
Аня с наслаждением встала под струи в кабинку из матового пластика. И по привычке попыталась подвести итоги прошедшего дня. Прежде, лежа в ванне своего лесного дворца, расслабленная и счастливая, Аня со смаком осмысливала случившееся. Случалось, как правило, только приятное. Ее ждала зеленая спальня и Михаил.
Теперь лучше было бы совсем не думать. Постараться отвлечься на мелочи и ждать, пока все решится само собой. Все равно как. Совершенно все равно... Ане показалось. что в комнате кто-то ходит. Шаги Михаила... Значит, все возвращается - галлюцинация или... - Обернувшись полотенцем, она осторожно выглянула в приоткрытую дверь...
10
За кухонной стойкой орудовал мужчина, доставая что-то из пластиковых пакетов. - "Тони!" - с непонятной радостью прошептала Аня. Затем влезла в тренировочный костюм расцветки фруктового салата, с трудом расчесала мокрые волосы и неслышно вышла из ванной. В комнате кружили "Сказки венского леса". У плиты стоял человек. Аня подкралась и замерла за его спиной, наблюдая за торопливыми движениями ловких рук.
- Фу, черт, напугала! Ну и манеры. - Тони чуть не уронил консервную банку. - Хотел приготовить ужин...
- Ты же собирался вернуться под утро?
- Болтнул глупость. Идиот! Хотел вернуть угнанную машину на место. А потом смекнул: полчаса туда, пол - обратно, не жравши... Дома заперта возможно сумасшедшая женщина... - Тони недовольно пожал плечами и вывалил на стол из принесенного пакета содержимое. - Печенье, джем, ветчина, кетчуп, ну и всякое такое... Заехал в ночной супермаркет, а по дороге сюда из автомата позвонил в полицейский участок, доложил, где найти угнанную машину. Так что все в порядке. Приплюсуй на мой счет ещё два сегодняшних благодеяния: сообщение в полицию о бесхозной машине и заботу о провианте.
- В качестве поощрения готова выполнить кулинарный заказ. Что-нибудь пожарить?
- Было бы очень любезно с вашей стороны, мэм. Яичницу с ветчиной. Мне из четырех.
- На ужин?
- Кто сказал, что мы доживем до завтрака? Может, это, вообще, последняя жратва. - Заметив ужас на лице Ани, он по-братски обнял её за плечи. - В колледже меня считали самым остроумным парнем. Даже приз давали. Но я не взял.
- Почему?
- Не хватило юмора. Это была живая индейка.
- Обхохочешься... Ты на кого учился?
- На фармацевта... Ну, на химика, в общих чертах.
- Жаль, что бросил.
- Кто сказал?
- Значит, ты ученый, а в авантюрной профессии новичок? - Аня разогрела сковороду и налила масло. "Который раз я жарю яичницу голодному мужчине, который мне нравится? - Подумала она и опешила. - Нравится?!" Посмотрела на достающего тарелки и чашки Тони. Ну, это странно... Худющий, носатый, шуточки далеко не на первый приз...
- Готово! - На сковороде зашипели яйца. - Мой руки. Смокинг не обязателен.
- Разбей желток, я не люблю глазунью.
- Сказал бы сразу, я бы сделала омлет...
- Ах, детка, живем вместе двое суток, а ты ещё не изучила моих вкусов. Кстати... - он достал из шкафа газету. - Хотел спрятать. Но ты все равно узнаешь.
- Что там? - Насторожилась Аня, роняя мимо тарелки жареную ветчину.
- Сообщается об исчезновении накануне бракосочетания невесты и жениха Роузи. Совершеннейший пустяк. - Он отправил в рот упавший кусочек.
- Как? Барон тоже исчез?
- Увы. Предполагают, что они оба уехали из страны... Ну, кое-какие журналисты прибыли к месту свадьбы, а там - полная неразбериха. Доктор Джанкомо, кажется, твой знакомый, не пожелал комментировать случившееся, высказал предположение, что жених, отличавшийся чувством своеобразного романтизма, возможно, увез невесту куда-нибудь в южные края для совершения экзотического обряда.
- Но ведь полиция может проверить авиарейсы...
- А дороги, морские пути, поезда? К тому же никакого расследования пока нет. Ведь родственники не заявили о пропаже близких. Обычный светский скандалец.
- Можно, я позвоню маме? - Подскочила Аня.
- Воздержись. Я не уверен, что нам надо засвечиваться. И не уверен в этом телефоне.
- Прямо шпиономания... Чушь. И в Москве все дрожали, и здесь... Может, этот психоз заразен?
- Жуй и помалкивай. Звучит приятная музыка, перед тобой интересный мужчина... Сделаем так... - Он нажал кнопку, отключая светильники. - Одна лампа под черным колпаком - очень интимно.
- Опять за свое... - разозлилась Аня.
- Ты, детка, настоящая эротоманка. Только об этом и думаешь. Я же наметил другую программу... После приятного ужина надо размяться. Бегать вокруг дома не могу - не хочется бросать тебя одну. Обычное гостеприимство западного человека. - Тони поднялся. - Разрешите пригласить?
- Это же вальс, танец не современный, - удивилась Аня.
- Осознаю. Но, пожалуй, рискну... Только не отдави мне ноги. И не прижимайся - я сторонник классического исполнения. - Тони изящно подхватил даму.
- Как на балу в благородном собрании. - Аня легко следовала летящим движениям партнера, мгновенно угадывая его намерения - вращалась, раскручивалась волчком, изгибалась, подхватив воображаемый подол.
- Извини, я не припас вечернего платья. Ты бы отлично смотрелась. Двигаешься здорово. В России к девочкам в хороших домах все ещё нанимают учителей танцев?
- Меня учили фигурному катанию в Клубе советской армии. Между прочим, вовсе не плохо. - Аня села на диван. - А ты посещал частную хореографическую школу?
Прихватив бокалы с вином, Тони подсел рядом.
- Мой учитель - жизнь. Жрать захочешь - всему научишься. Как нечего делать целый год проработал платным танцором на Ривьере.
- Во время учебы в колледже?
- На каникулах. Там я и начал втягиваться в преступную деятельность.
- Стоит за это выпить. - Вслед за своим кавалером Аня с удовольствием проглотила холодный напиток.
- Что это было?
- Цикута с цианистым калием. Интересоваться следовало в начале, детка. Фирменный коктейль "Лиса и виноград". Способствует здоровому сну. - Тони убрал бокалы. - Ну-ка, пересядь в кресло, я приготовлю ложе. - Он выволок из тумбочки постельное белье, подушку. - Вот так! - раздвинул диван, застелил его матрацем, потом простыней, бросил подушку.
- Чур, подушка сильнейшему. А тебе вот это. - Он сунул в наволочку пару свитеров.
- Ты предполагаешь спать вместе?
- А что такого?.. Можешь не беспокоиться - денег у тебя нет и ты мне нравишься.
- Не поняла.
- Ну, это ж просто... Я работал танцором в ресторане. Дамы заводили со мной лирические отношения. Если они были богаты и недостаточно привлекательны, я проводил с ними ночь, а потом грабил. Тебе это не грозит.
- Спокойной ночи. - Аня заняла место у спинки и отвернулась. - Люблю сказки, но не такие грустные. Бедные старые дамы.
- Так хеппи-энд неизбежен, детка! Меня в конце концов арестуют. - Он погасил лампы и улегся рядом.
- Приятно слышать. Я постараюсь увидеть это во сне.
- И то лучше, чем наблюдать духов... Ой, я забыл. - Тони зажег свет, поднялся, пошарил в карманах сложенных на спинке кресла брюк. - Смотри, что у меня есть!
Аня приподнялась: - Не вижу.
В ярком свете блеснула маленькая вещица на золотой цепочке.
- Мой медальон? - Обрадовалась Аня.
- Увы. Его дешевенький дублер.
- А-а-а... - разочарованно протянула Аня, но тут же спохватилась. Спасибо. Он очень похож. Ты так внимателен...
- Глупости. Просто люблю совпадения - в них угадывается какой-то замысел, который тебе не по уму, но, вероятно, очень красив с точки зрения Всевышнего сочинителя наших судеб.
- Набокова читал? - Удивилась Аня и, заметив непонимание парня, пояснила: - Ну, это для интеллектуалов, - потрясающий русский писатель. Эмигрант. Он сказал - совпадения - это логика Фортуны.
- Вот! Умный мужик. Я решил точно так же - случайно глянул на прилавок с побрякушками, и сразу за него глазом зацепился - где, думаю, такой видел? Вспомнил и обрадовался. Вещица-то копеечная.
- Зато поступок тянет на миллион. - Аня рассмотрела медальон - тоже овальный и толстенький, с рубиновым глазком, как у Лины, но только сделан из какого-то легкого металла и вместо крестика на задней стенке выгравировано сердечко. - Весьма романтично.
- Дался тебе этот романтизм! Шид! Ей, видите ли, всю комнату гладиолусами заваливают, свадебное платье в коробках выкладывают, а потом со свечками с того света являются... И - баста! Вечная любовь!
- Это грубо и жестоко! - Губы Ани дрогнули. Ее, на время забывшую о прошлом, вернули к жестокой реальности, да так больно, словно нарочно ткнули пальцем в незажившую рану. И жалко стало себя до спазмов в груди. Слезы хлынули ручьями.
- Извини... - тронул её за плечо Тони. - Прости, я не знаю, как вытащить тебя из печальных воспоминаний, как отвлечь... Веду себя будто слон в посудной лавке. - Он взял наволочку со свитерами. - Перебираюсь на пол. Подушку и одеяло оставь себе. У меня есть куртка...
Аня плакала, чувствуя себя маленькой, несчастной, всеми брошенной и обиженной. Парень кутал её одеялом, приговаривая:
- Перестань... Ты славная девочка... У тебя все ещё будет хорошо. Клянусь... Медальон я купил не просто так... К твоему сведению, это второй подарок даме в моей жизни. Не считая маман, естественно. Хотелось сделать тебе приятное. - Мрачно признался Тони. - Вот, думаю, застегну у неё на шее, поцелую... Корыстный, гад... ты даже не представляешь, какой я корыстный... - Растянувшись на полу, он говорил в темный потолок. - Все потому, что рос маменькиным сынком, тихоней. А мечтал стать бандитом чтобы море по колено... У меня минус четыре. Я сейчас достал линзы и ни хрена не вижу... Когда вчера за тобой нырнул, естественно, потерял линзы в воде и рулил наугад. Как только о причал не грохнулся! А потом, пока ты сидела в кустах, забежал в аптеку и купил очки с диоптриями, черные. Хорошо, что здесь были запасные линзы. Я их быстренько в тайне от тебя в туалете нацепил. Кретин... Не знаю, почему, носить очки стесняюсь. С детства. Наверно, потому, что нос большой. Или хочу выглядеть более крутым.
- Нормальный нос... Очень часто даже самые матерые мафиози ходят в очках. А фигура у тебя тренированная, спортивная. И вообще - ты наглый и отчаянный. - Аня сбросила свою подушку на пол, легла рядом, перетащила одеяло. - А еще, ты врун и сексуальный маньяк. Держу пари, что сейчас ты начнешь ко мне приставать.
- Нет. Осушу твои слезы поцелуями... Детка, да здесь просто потоп, все мокрое - и шея, и грудь... - Толстые губы осторожно касались Аниной кожи. Ну, разве это похоже на приставания...
11
- Ты куда, ещё так рано. - Аня посмотрела на стоящего возле дивана Тони. Он был полностью одет, даже тяжелые черные ботинки на шнуровке и приобретенные вчера темные очки.
- Не хотел тебя будить. Решил оставить записку - Он присел рядом и, сняв очки, заглянул Ане в глаза своими желтыми, близорукими, птичьими. - Ты должна знать... Нет! Заткнись, Тони, заткнись!... В общем, там на окне я оставил блюдце с молоком и маслину. Придет рыжий кот в красном ошейнике. Его зовут Кензо.
- Твой кот?
- Старика с нижнего балкона. Мы дружим с котом. Старик противный. Поняла?
- Вроде... Про кота. А ты? Кто ты, куда?
- Срочные, неотложные, увлекательные дела. Масса вопросов - и ни одного вразумительного ответа. Мне необходимо откопать хоть один ключик.
- Это опасно?
Тони рассмеялся:
- Ты и вправду поверила, что я бандит? Куда там... - Он вздохнул. Опаздываю на дискуссию о синтезе белков. В местной высшей школе... - Он прижался к Ане щекой. - Пока... Анна. Это ведь по-русски так?
- Правильно...
- Ну, всем известно - Анна Каренина. Лев Толстой... Кинулась под паровоз от любви... Я смешно шучу?
- До слез. Буду ждать. Не могу долго без смеха. - Аня печально погладила рыжие кудряшки, поцеловала длинный нос и надвинула на него очки. - Пока, Лис.
Он быстро поднялся.
- До встречи... Дай честное слово, что никуда не пропадешь.
- Даю.
- И что никуда не будешь звонить.
- Честное слово.
- Если я не вернусь к завтрашнему утру, сообщишь в полицию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33