А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Ань, умоляю, - вот твое бывшее платье. В нем теперь Женька танцует, но я его в химчистку носила, честное слово! Натягивай живенько. Сергей сейчас свет врубит, и мы все предстанем на сцене с поздравлениями и подарками под предводительством Пушкаря. Мы - в вечерних туалетах, а ты - в балетном. А потом снова все это нацепишь. - Лида осторожно взяла облако фаты и подняла над своей головой. - Обалдеть можно!
- Лучший миланский салон свадебных туалетов. Известный модельер. Платье - в единичном экземпляре! - закружилась Аня. Пышные юбки взметнулись, заполнив всю комнату белым вихрем. - Господи, как же я счастлива! Как я люблю вас, девочки!
Аня привычно освободилась от пышных нарядов и облачилась в коротенькое розовое платье, сделанное к номеру "Мамба" - тому самому, что они с Карлосом готовили по видеокассете фильма "Грязные танцы".
- Вот здорово, пошли! - Одобрила Лида. - Это символ! Символ балета, варьете. Пушкарь специально заказал розы нежного кораллового цвета. Ровно сто штук - я видела, в его кабинете с утра стоят.
... В который раз Аня вышла в ослепительный свет прожекторов, но не для того, чтобы развлекать гостей. На сцене уже толпился персонал "Вестерна" с букетами дивных роз. Вовремя закружились световые зайчики, грянула запись из "Лав стори". Пушкарь протянул руку в темноту и на сцену вспрыгнул Михаил. Молодоженов завалили цветами и наградили Аню шуточным дипломом "Почетная прима-балерины "Вестерна". Вручал документ откуда-то появившийся Карлос. Он поцеловал Ане руку и чуть-чуть подмигнул ей - она поняла: все в порядке, дружба жива.
Потом Аня оказалась в зале, а на сцену выкатили презент от шеф-повара - трехэтажный торт, увенчанный, как и полагается, фигурками новобрачных. Затем торт переместился в зал и молодые разрезали его на куски. Засновали официанты, романтический блюз сменила ритмичная мамба и кое-кто из гостей потянулся, пританцовывая, на площадку среди столиков.
- Внимание, сюрприз! - Прожектора обратились на сцену, высветив одетого в смокинг Карлоса. Двигаясь четко и быстро, подобно тореро, он сбросил пиджак, одним движением высвободился от бабочки и рванул ворот белой сорочки. В темноту покатились крохотные пуговицы. Еще секунда, и он в зале! Подхватив Аню, послушно, как всегда, в танце с ним, протянувшую руку, Карлос поднял её в высокой поддержке и поставил на сцену.
Танец начался сам собой, но никогда, наверно, партнеры столь самозабвенно не отдавались музыке. Слитые танцем в единое целое, они стали символом вечного притяжения мужчины и женщины, торжества молодости, физического совершенства, любви. И, конечно, неувядающего праздника кабаре.
Аня танцевала свою радость. Впервые за все эти дни ей удалось рассказать о ней, выразить её в ликовании раскрепощенного, растворившегося в музыке тела. Ее партнер не был конкретным человеком, связанным некогда с ней узами мучительно-странной любви. Сейчас охваченную страстью юную женщину обнимал идеальный возлюбленный, единственный, которому она отдавала свою жизнь.
Пританцовывая, гости отбивали ладонями ритм и взвыли от восторга, когда в финальном порыве Карлос на руках вынес партнершу в зал и поставил её перед мужем - пылающую от радости и волнения.
- Ну ты даешь, новобрачная! Не рано ли хвостом крутить? - С широкой улыбкой приветствовала Алина вернувшуюся за столик Аню.
Щеки танцорши горели, она встревожено подняла глаза на Михаила и увидела радостное, любящее лицо.
- Ты сокровище, девочка. - Он взял руку Ани, на которой поблескивал свадебный подарок - сапфировый перстень с бриллиантами, - и поцеловал её. Если я разорюсь, жена всегда прокормит меня. Завтра же заключим контракт с "Фоли Бержер", - улыбался Михаил гостям. - Кстати, я не успел сказать, друзья, через час у нас самолет. Гавайи ждут влюбленных!
Прямо из ресторана, где ещё шел свадебный пир, молодожены умчались в Шереметьево и отбыли из зимней Москвы на вечно солнечные Гавайские острова. Здесь Аня поняла, что значит быть любимой женой очень состоятельного человека. Вообще - стало хоть как-то ясно, почему так нужны деньги. - Для полной свободы в осуществлении любых прихотей. От коллекционного вина фантастической стоимости, до персонального рейса в Рим или в Париж. Не говоря уже о неугасающей благосклонности всех, кто встречался на их пути метрдотелей, шоферов, агентов, летчиков, официантов, пляжного фокусника.
Две "медовые" недели Аня провела в узком кругу людей избранных, одаренных всеми привилегиями судьбы. К этому невозможно было привыкнуть и все время приходилось щипать себя за руку, подтверждая реальность происходящего. И ещё Аня поняла, что такое страх. Она стала просыпаться ночами, прислушиваясь к дыханию мужа, леденела на знойном причале, пока он испытывал на волне новые водные лыжи, обмирала от ужаса, если Михаил пропадал из поля её зрения где-нибудь в парижских переулках или в зарослях тропического парка. В Москве стало ещё хуже. Все время приходили сообщения о новых жертвах среди крупных предпринимателей. Боязнь за жизнь Михаила стала навязчивой идеей молодой жены.
30
Прошел ровно год с того дня, как Михаил назвал Аню невестой. А Так же быстро отгорел короткий январский день и на заснеженный лес опустились синие сумерки. Аня сидела в гостиной одна, нетерпеливо следя за стрелками огромных напольных часов. Она уже несколько раз заходила в столовую, где на пять персон был накрыт ярким бельем от Версаче массивный резной стол. В центре два канделябра с лимонными свечами в тон цветов, доставленных утром с посыльным. Цветы от Михаила, уехавшего чуть свет, а вот как они называются, никто не знал. Похожи на маленькие кувшинки, облепившие длинные змеистые глянцево-зеленые стебли. Но пахнут не болотом, а цитрусовой свежестью. Так приятно зимой окунуть лицо в золотистую южную благодать!
Аня огляделась, пытаясь увидеть окружающую её роскошь теми удивленными глазами, которыми смотрела на этот дом в первый раз. к благополучию привыкаешь легко, но даже теперь, через год, ощущение чуда не проходило. Возможно даже, она слегка свихнулась от счастья и стала постоянно улыбаться, часто брала в руки разные предметы в своем доме и подолгу ощупывала их, как дикарь, попавший в супермаркет.
Но что стоило бы все это без Михаила?
Молодожены предполагали отметить юбилей помолвки в семейном кругу, но Алине невозможно было отказать. А когда Аня заикнулась, что хотела бы видеть и Карлоса, Михаил посмотрел на неё тяжело и строго. Коротко отрезал: "Лишнее". Конечно, он имел основания быть резким. Аня давно рассказала, как была влюблена в Карлоса, как странно рассталась с ним. Причину сложностей взаимоотношений, конечно, не объяснила. Какая разница, кто разлучил их женщина, мужчина, рок, инопланетяне?
Михаил удивительно лояльно отнесся к этому эпизоду её жизни, да и вообще он совсем не старался превратить жену в собственность, ограждая её от друзей и общения. Аня не захотела бросить работу в лицее, Михаил не настаивал. Он сам частенько был занят чуть ли не сутками, но мобильный телефон связывал их. Аня знала, чем занят её муж, какие бумаги принесла ему на подпись секретарша и как прошел совет директоров. Михаил звонил всегда вовремя, не заставляя жену волноваться. Так что же произошло на этот раз?
Он задерживался на полчаса и даже не предупредил об этом. Аня решила: через пятнадцать минут она сама начнет розыск. Включила музыку и постаралась отвлечься, отгоняя преследовавшие её видения - автоматные очереди, взорванные машины, выстрелы в затылок...
В камине жарко горел огонь, но её знобило и наряд, надетый впервые, показался слишком легким. Это было то самое голубое, чешуйчато-перламутровое платье, которое преподнесла Ане мать ко дню рождения. Августовский праздник не получился, зато на следующий день явился Михаил - и началась сказка.
Сигнализация у входной двери замигала - во двор въехал кто-то, знавший код пропуска. Это могли быть только супруги Южные. Аня встряхнулась, уверенно выпрямила спину - совсем уж не следовало демонстрировать Алине патологическое беспокойство. Она не поймет. По убеждению мадам Южной, если мужчина задерживается, - значит, у бабы. Если слишком щедр или скуп - завел другую. Пунктуален и заботлив - старается замести следы.
- Да пойми ты, тюфтя, - внушала она Ане. - Будете друг на дружку дышать, когда стукнет по семьдесят-восемьдесят. Покой и болезни единственная забота. А пока внутри все трепещет - нет такой силы, чтобы мужика к бабе надолго привязать. И наоборот.
- Не правда. Мне другого не надо.
- Это как раз понятно. Ты, голубушка, в нем не мужика, а короля ценишь. Который тебя, замарашку, рядом с собой на престол посадил.
- Ну ясно, по формуле: из грязи в князи. Неравный брак.
- Почему это? Товар-деньги-товар. Ты молоденькая, привлекательная, эффектная. Михаил может купить себе любую игрушку или целый магазин для демонстрации своей удачливости... Согласись, любовь - это совсем другое. Алина сделала такое лицо, что сразу стало ясно - ей, только ей одной дано любить и быть любимой по-настоящему.
"Представляю, какое удовольствие получит сейчас Алина: я сижу с вымытой шеей, стол накрыт, а муж - потерялся", - подумала Аня, распахивая дверь. Старательно натянутая радушная улыбка сменилась удивлением. Денис протянул букет и большую коробку.
- Осторожно. Там какие-то невероятные бокалы. То ли Людовик XIV, то ли XVI. Линка просила предупредить - в горячей воде не мыть. Ты счастлива?
- Проходите... - Аня заглянула за широкие плечи Дениса. - А где супруга?
- Черт знает что!.. Не поверишь. - Денис распахнул зеркальный шкаф и повесил дубленку. - Сам похозяйничаю. Так вот, - выехали вместе. Только из двора, она за живот хватается. Съела, говорит, осетрину у "Максима". Они там с Динкой обедали. Ну, оставил свою стонущую "половину" дома. - Денис вошел и огляделся. - Свободен, красив, голоден... Н-да... обстановка интимная. Майкл прячется?
- Скоро будет. Тебе что налить?
- Я сам обслужусь, не суетись. - Денис принес бутылки из бара на маленький столик у камина, уютно уселся в глубокое кресло и предложил Ане. - Давай согреемся. - Он прислушался: - Звучит незабвенное "Естедей". Ценю. Классическая лирическая попса.
Откинув голову на высокую спинку, Денис смаковал вино и разглядывал Аню прищуренными дерзкими глазами. Звонок телефона показался оглушительным. Она сорвалась с кресла, но тут же овладела собой, подошла с неторопливостью первой леди, взяла трубку и повернулась к Денису спиной. Вырез на платье оказался шокирующим, притягивающим взгляд. Совершенно голая, красиво выгнутая спина с чуть выступающими бугорками позвонков и нежной выемкой в пояснице, переходящей... Вдруг что-то произошло - из гордой эта влекущая спина превратилась в обиженную. Женщина слушала и коротко произносила: "Да! Да. Да...". Положив трубку, она вновь выпрямилась, вскинула руки, поправила высоко на затылке сколотые гребнем волосы. Обернулась с улыбкой на устах. Странной улыбкой:
- На сегодня я тоже свободна. Во всяком случае, на ближайшие два-три часа.
Денис не понял, что за интонация прозвучала в её словах - обида, скрытое беспокойство, призыв?
- У Михаила Сигизмундовича заболел животик? - Трагически ахнул он. Какое несчастное совпадение.
- Очередной приступ деловой активности. Ты же понимаешь, любимая работа, бизнес. После того, как Миша пережил "наезд", он как одержимый борется за свои права. Мне это нравится, хотя я боюсь И не все понимаю.
- Что ж тут понимать? Мы - партнеры. Один - увлеченный и ответственный - сражается за процветание концерна. Другой - ленивый ловелас - сидит в это время у камина с его женой. А боятся не надо - Наш Мишутка зверь хищный, сам кого хочешь прижмет.
- Ты сегодня злющий. Я же знаю: шутом прикидываешься, что бы не кусаться. - Аня пристально посмотрела в красивое, некогда столь притягательное лицо. - С Михаилом не ладите?
- Холодно... не угадала. Хотя, верно - зол, раздрызган, завистлив синдром амбициозного неудачника. Но с господином Лешковским никаких потягушек нет... Майкл - крепкий мужик. Понимаешь? Опереться можно, но не дай Бог поперек дороги встать... Ты с ним лучше не спорь.
- Мы никогда не спорим. Муж только намекнул - и я Карлоса не пригласила.
- Не любит твой благоверный голубеньких. И красных, и коричневых...
В гостиную заглянула Верочка:
- Что ж за стол не садитесь? Есть примета - как сядешь, сразу опоздавшие явятся.
- Правда. - Аня поднялась. - Пора приступать. Садись, мам. Я сама разогрею рябчиков.
- Ни в коем случае! - Верочка отказалась от пододвинутого Денисом стула. - Есть не хочу. Пока готовила - напробовалась. Мешать не буду, лучше у себя телевизор посмотрю.
- Отдыхай пока Михаил не явится, а вы, господин Южный, открывайте шампанское, - невесело распорядилась Аня. - Может, действительно, кто-нибудь прибудет.
Денис наполнил бокалы и встал:
- Разрешите произнести?.. Ладно: может, я и полное фуфло, но дама, что сидит напротив меня - бриллиантик. Нет - бриллиантище! Ой, ослепну. Сверкай, малышка. Оправа не так уж и важна. По большому счету, за тебя! Позвольте? - Щелкнув зажигалкой, он зажег свечи. Потом быстро выключил большую люстру. - Предполагалась, насколько я понял, такая мизансцена, хозяюшка?
- Точно. Торжественный ужин для двух любящих пар.
- Сдается мне, что осталась одна и уж точно, любящая... ну, ты знаешь, как я к тебе всегда относился...
- Ешь. Не пойму, отчего ты пьян? Мелешь чушь.
- Пьян от волнения. Не поверишь, - давно ждал подходящего случая. И вот. - Денис развел руки, словно охватывая пространство с зыбкими тенями, искрящимся хрусталем, желтыми цветами в низких вазах и сидящей напротив молодой женщиной. - И вот - он настал - тот самый момент истины.
- Давай, лучше помолчим, пожуем. Карпы в сметане. - Аня не подняла глаз от тарелки. - Можно подавиться рыбной косточкой... А можно и по физиономии схлопотать. Ведь я тоже давно ждала случая... Ах, извини... кто старое помянет - тому глаз вон. Признаюсь только: наивная девочка была жутко влюблена в дачного соседа Дениса, который как-то дождливой ночью выловил в луже обомлевшую глупышку и привез к себе. Она была счастлива. Это было давно и не правда. Все.
- Нет, не все... Странное у тебя представление о любви, детка. Ты проводишь ночь со своим Ромео, первую девичью ночь. А на следующий день, узнав, что его прихватили менты, - исчезаешь.
- Что?! - Аня уронила нож.
- Еще сказала что-то про подонка, замешанного в грязных махинациях. "Подонка, от которого тебя тошнит". Я это хорошо запомнил, - скрипнул зубами Денис. - Алина мне все точно изобразила. Ей-то я наверняка нравился. Очень старалась девочка вытащить из беды бедолагу и успокоить. Ее отец все связи задействовал. Мой тоже. Но я и попался-то по-глупому. Разобрались, отпустили. Ты уехала, и Алина не дала мне умереть от отчаяния... я как-то сознательно путал вас, что бы усилить кайф или приглушить боль. Тогда, на чердаке, я воображал, что сжимаю в объятиях тебя. И потом, когда предложил руку и сердце Алиной. Как же вы фантастически были похожи...
- Перестань. Я не слушаю. - Аня зажала уши ладонями. - Ложь, клубок лжи. Не знаю и не хочу знать, кто запутал ниточки. Ясно одно - прошлое не вернешь, да и ни к чему. Я только теперь поняла, как счастлива. Счастлива, что все сложилось именно так, что рядом со мной Михаил. Ведь Алине с тобой не сладко, Ромео.
- Это удар ниже пояса... - Денис поднялся. - А, знаешь, ты права - не стоит ничего ворошить. Пусть будет лишь миг "между прошлым и будущим". Ослепительный миг! Снег вокруг и рядом фантастическая женщина, называющая меня, пусть лицемерно, другом... Могу я попросить тебя об одной услуге, нежная? Поставь тот танец, что был на свадьбе.
- Вальс? "Лав стори"?
- То, что ты танцевала на сцене в розовом платье.
- Не знаю, где эта запись. Давно забросила куда-то. У нас с лицеистами другая программа. - Подойдя к музыкальному центру, Аня перебирала диски. Оркестр Джеймса Ласта, Поля Мориа устроит? Михаил любит старые мелодии, то, что было модно в семидесятых.
- Помню, помню: "Мельницы моей мечты", - прислушался Денис. - Потанцуй со мной.
- Ты не умеешь.
- Тогда просто постой рядом. Положи руки на плечи и постой. Можешь закрыть глаза, если мой вид так невыносим. А я тихонько помечтаю.
- Во что ты играешь, не пойму. Увы, мне это совершенно не интересно. Аня подошла и положила руки на его плечи. - Не заблуждайся, чисто благотворительный жест.
- Пусть так... Пусть... Пусть милостыня, подачка.... - Запрокинув голову, Денис медленно покачивался. - Только не уходи... Когда вы танцевали мамбу с Карлосом... Ты - в розовой, взлетающей юбке... Черт!.. Мне стало плохо. Вернее, слишком хорошо. Извини за натурализм - я не мог встать из-за стола, уж слишком откровенно топорщились брюки.
Денис прижал к себе Аню. Она вырвалась, чувствуя, как её бросило в жар. В одном этот ловелас, действительно не солгал - он хотел её.
- Тебе не кажется, что ты сильно опоздал? - выключив музыку, Аня села на диван. - Я пригласила тебя в гости и не хочу наговорить гадостей. И вообще - наш ужин на двоих слишком затянулся. - В подтверждение её слов часы гулко пробили одиннадцать раз.
- Прости. - Денис сел у её ног. - Буду твоим псом. Послушным, ласковым... Хочешь, гавкну? - Он лизнул её ладонь.
- Когда-то я мечтала о большой рыжей собаке. - Аня удержалась, чтобы не погладить растрепанные русые волосы. Странно, но ни отвращения, ни злости этот изолгавшийся ловелас у неё не вызывал. А может, все, рассказанное Денисом, правда? Злодейка Алина тогда передернула карты и увела у наивной Нюшки легкомысленного возлюбленного. Замяла историю с милицией, да и Денису ничего не сказала про похороны тетки в Туле. Провела обоих. Пусть торжествует. Мудрая судьба вознаградила наивную Анюту за обиды и слезы.
- Ладно, принимаю твою версию насчет давних событий в Ильинском. У меня-то была совсем другая... Как я мучилась, считая себя брошенной... Нет, молчи... - Она зажала рот Дениса. - Ничего не надо больше объяснять. Потому что теперь ничего, ты понимаешь, - ничего не имеет никакого значения. Ни чердак, ни мамба, ни рыжая собака. Все было лишь прелюдией - сумбурной, запутанной. Вступлением к настоящей взрослой жизни... Важно только одно: сегодня я ждала Михаила, чтобы сделать ему подарок. Я скрывала свою тайну целую неделю - а это было так нелегко!
- Чем можно порадовать нашего туза? Перекупила швейцарский банк, начала строительство виллы на Лазурном берегу по его детским рисункам?
Аня улыбнулась с сияющей торжественностью: - Я беременна!
Денис посмотрел ей в лицо абсолютно трезвым, но совершенно странным взглядом. Ане показалось, что в карих глазах мелькнул ужас.
- Не-не может быть...
- Отчего? Мы ждали этого с первого дня.
- Аня! - Взяв её руки, Денис прижался к ним щекой. - Наверно, это все равно здорово...
- Глупый, ты мечтаешь, чтобы все женщины рожали только от тебя? Но Алина, кажется, не торопится.
- У неё был выкидыш в Швейцарии. Потом она сделала аборт - не от меня. Боюсь, с наследниками у меня возникнут проблемы.
- Ну-ну... медицина сейчас может все. Почти. Надо только захотеть и заплатить, - ласково успокоила Аня.
Денис поднял злое лицо:
- Я бы дорого дал, чтобы ты сейчас избавилась от этого ребенка. Скажи, кому и сколько я должен заплатить за это?
- Сумасшедший! Мерзкий, наглый подонок! - Оттолкнув Дениса, Аня поднялась. - Уходи немедленно! Я больше не могу тебя видеть!
- Уйду. Может, навсегда. Но сначала сделаю то, что должен был сделать раньше... - Он встал против нее, прочно расставив ноги, стиснув кулаки, будто собирался драться. - Ты должна знать правду о человеке, от которого мечтаешь иметь ребенка...
- Уходи! Сейчас же... - тихо проговорила Аня похолодевшими, жесткими губами. Сердце бешено колотилось - наружу рвалась ярость; на себя - за то, что позволила Денису ещё раз стать мерзавцем. На него, за то, что он этой ситуацией воспользовался, торопясь испоганить её счастье.
- Никогда, никогда больше не появляйся на моем пути.
Денис схватил из шкафа дубленку:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33