А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Звезды так сошлись.
- Тогда рассказывай все как на духу. - Достав вазочки, Алина разложила мороженое и уселась в угол кухонного дивана. С левой стороны она стала похожа на хомячка. Щека, действительно, распухла, словно во рту Алина держала сливу. Волосы завитками падали на лоб и щеки.
- Да не смотри так. Убогая, несчастная. Патлы отпускаю - короткая стрижка была ошибкой. - Она скользнула взглядом по косе Ани. - Скучновато, но и то лучше... Попробуй смешать клубничное с фисташковым - кайф!
- К итальяшкам за мороженым в очереди стояла. На морозе. Вина нет? спросила Аня, предчувствуя собственную исповедь.
- А! Замечание по делу. Глянь вон там, в шкафу. В баре Денисовы заначки, а здесь начатое. Выпивка располагает к откровенности... Так, за нас! - провозгласила Алина короткий тост, выпила, набрала полный рот мороженого и промурлыкала, - давай раскалывайся.
Аня не без удовольствия изложила свою романтическую историю. "И вот теперь он пропал", - печально завершила она.
- Что ж... Совсем неплохо, неплохо... - Задумалась Алина. - Я и сама его тебе думала сосватать, но он в этих делах не контактный. Старомодный какой-то. Хорошо, что без меня разобрались. Одобряю, - кадр ценный!
- Так ведь пропал! И какие-то трудности...
- А у них всегда, у этих деловых, - "после радости неприятности, по теории вероятности". Насколько я знаю, в фирме все нормально. То есть без особых эксцессов. Денис вчера из Боготы звонил, даже не заикался о неприятностях. Может, у Михаила нечто личное?
- Не думаю... Он жену бывшую без всякого удовольствия поминал.
- Не знаю точно, в чем у них причина конфликта, но перемирие невозможно. А вот мужик он верченый... Это правда. Не очень-то разберешь, что на уме... В бизнесе партнер надежный, влиятелен и богат черт знает как. Шарит под простачка...
- А у самого новенький "вольво"...
- "Вольво"? Ха! Это так, тачка на каждый день. Я его и в "мерсе" видела, и в "джипе".
- Может, не его? - Растерялась Аня. - Что ж он тогда от меня скрывает? Наверно, доходы нечистые...
- Разве там поймешь? Гадюшник. Что, у кого, откуда, почему - ни одна прокуратура не разберется... - Алина с удовольствием облизала ложечку. - А тебе-то какое дело? Принимай подарки, предложения, поезжай с ним в круиз... Жениться-то он вряд ли сейчас будет...
- Ты хочешь сказать, на мне вряд ли? Недостаточно эффектная персона для такого воротилы? Нужна эстрадная звезда, топ-модель, поэтесса...
- Да уж не дочка министерского чиновника. Нынче номенклатура не котируется. Вовремя я успела Южного ухватить.
- Лин, что ж теперь делать-то?
- Как это что? Ждать. Верно и терпеливо, как Пенелопа. И танцора своего на расстоянии держать.
- Опять ждать... Новый год на носу... У нас были фантастические планы...
- Послушай мудрый совет: вырядись принцессой и вдвоем с маманей за праздничный стол садись. Елка, пирожки самодельные, сладенькая наливка, дешевое шипучее, телевизор... И не хочешь, - заплачешь от умиления.
- Думаешь, он придет?
- Не уверена. Но предположить можно. Представляешь, - вы уже шампанское открыть пытаетесь, а здесь - звонок. В дверях - он! Смокинг, бабочка, белые розы... ну, все традиционно, хоть и банально.
- Мне нравится.
- Вот и жди. Женщина - существо слабое. Чтобы защитить себя, она обязана видеть вперед на два хода.
27
Аня воспользовалась полученной инструкцией. Наверно потому, что именно так она бы поступила и без всяких советов. Уходить из дома не хотелось, да и предложений интересных не было. Накануне позвонил Карлос, пожелал удачи в новом году и простился - вместе с танцевальной группой "Техас" он улетал на гастроли в Америку. Добились все же! Аня отметила, что все интересное происходит в этой жизни без нее: либо она появляется слишком рано на пустом перроне, либо опаздывает, не успев запрыгнуть в последний вагон.
В пуловере из белоснежной ангоры, в больших жемчужных клипсах и даже новеньких туфельках, совершенно не видных под столом, она сидела рядом с матерью напротив экрана. Телевизионное бурное веселье и чинно ожидавших полночного рубежа одиноких женщин разделял стол, накрытый с учетом рекомендаций астрологов зеленью, овощами и вопреки рекомендациям - мясными деликатесами.
- Ой, надо шампанское заранее раскрутить. Боюсь, мы быстро не откроем, - деликатно заметила Верочка.
- Ничего, милиционера позовем. Вон он у пункта обмена валюты круглые сутки топчется. - Аня выглянула в окно на совершенно пустой и белый двор. Пуст был и кусочек бульвара, видный из-за угла соседнего дома. Там, в розовом свете фонаря, стоял одинокий охранник. И вдруг прямо мимо него, сверкая темными боками, в проезд въехала большая машина, издали видать, иностранная, вроде, "мерседеса"!
- К кому-то гости на "мерсе" прикатили, - нарочито равнодушным голосом сообщила матери Аня, а сама обмерла, даже дух захватило. Но автомобиль повернул к другому дому. Сильно огорчиться Аня не успела, - в передней прогремел звонок. Так неожиданно, что обе женщины вздрогнули.
- Я открою. - Аня вылетела в коридор и распахнула дверь, все ещё ожидая чуда. И застыла.
- Не узнаешь? - Плотный мужчина в видавшем виды китайском пуховике сдернул вязаную, напяленную до глаз шапку.
- Миша?!
- Замерз. Выход метро перекрыли, какое-то ЧП. Черт-те что, полчаса пехарем топал. Пусто, красиво, снежок хрустит...
- Да что ж вы на лестнице стоите? Через пять минут Куранты! Ельцин выступает. Бутылку открыть некому, - выглянула из-за Аниной спины Верочка и вовсе не удивилась, а обрадовалась. - Дочка сказала, вас в командировку вызвали. Вот спасибо, что не забыли!
Под курткой бизнесмена оказался растянутый обвисший свитер, из-под ворота виднелась белая футболка, не слишком чистая.
- Можно, я руки помою? Быстро.
Аня и Верочка вернулись к столу - одна радостная, другая ошарашенная.
- Мам, это что, - карнавал?
- О чем ты, дочка? - Не поняла Верочка. - Да с работы человек, задержался. Сама же говорила, что он на строительстве работает.
- Простите великодушно - без подарков. Очень торопился. Все уже закрыто... - Михаил растерянно развел руками. - В общем, сюрприз за мной.
- Тоже мне, Дед Мороз! Открывай шампанское, счастье пропустим. - Аня засмеялась. Она чуть было не попалась на какую-то дурацкую шутку. Судьба запутала сюжет, немного изменила декорации, и девочка растерялась. А счастье, - вот оно - с серыми глазами и сильными крупными руками, уверенно ухватившими бутылку "Советского полусухого".
Вместе с курантами чокнулись. Аня, конечно, вспомнила, как точно так же стояла у елки с Карлосом. И тоже была ужасно счастлива. Разве так может быть? Разве бывают две единственные роковые любви? Не бывает. А значит, одна из них - не настоящая и не единственная. Прощай, Карлито! Сумасшедший, неистовый фантазер...
Вскоре они стояли друг против друга в Аниной комнате. Уютно светилась оранжевая лампа и тикали большие круглые часы. Аня положила руки на его плечи. Михаил снял их и отступил на шаг.
- Не с тем я собирался явиться к тебе в Новый год. Загадывал... Знал же, что судьба обманет... Послушай, Аня... У меня большие неприятности. Ты знаешь, - конкуренция, бизнес, мафия и прочее... В общем, меня здорово крутанули. Приятно, что остался жив. Но это все, что у меня теперь осталось. - Михаил поднял руки, то ли сдаваясь на милость победителя, то ли демонстрируя убожество своего костюма.
- Похож на бомжа. Но... кажется, таким ты нравишься мне ещё больше. Оставайся у нас! - Аня обняла его за шею и притянула к себе. - Пожалуйста, не сопротивляйся. Есть кресло-кровать, есть большой раскладной диван.
- Детка, ты не поняла. - Михаил снова оторвал от себя и сжал её руки. - Меня положили на обе лопатки. Я должен отыграться.
- Разве игроку помешает помощник? Я не мастер борьбы, но меня можно брать в разведку. И даже в денщики. - Высвободив руки, Аня вытянулась в струнку. - Пока ваше сиятельство будет брать ванну, я застелю постелю... Чай изволите в кроватке кушать?
- Анна! - Михаил обнял её. - Ты целуешь идиота. Он ноет здесь о своих несчастьях и даже не понимает, что богаче всех на свете... Анюшка, прости дурака! Я самый счастливый - у меня есть ты!
... Открыв утром глаза, Аня увидела внимательно следящие за ней глаза. За окном брезжил жиденький зимний свет, свет народившегося нового года. Глаза Михаила казались черными и он почему-то был похож на цыгана, - нечто отчаянное и лихое обозначилось в крупном, строгом лице.
- Что случилось, Миша? Я храпела, бредила, звала другого?
- Ты тихо спала. Ты не знала, что должна ответить на очень серьезный вопрос... - Он приблизил губы к её щеке и тихо, строго спросил. - Ты не оставишь меня?
Вместо ответа Аня прижалась к нему, счастливо сопя в крепкое плечо.
Верочка сварила кофе - это было понятно по запаху, и еще, кажется, разогрела вчерашние пирожки.
- Пошли. Мы можем объявить матери, что ты остаешься у нас?
- Должны... Но я - без цветов. Ведь это вроде помолвки...
- Без смокинга с бабочкой, без "мерседеса" и "вольво" и без определенного места жительства. Как раз то, о чем я мечтала.
- Абсолютно сказочное бескорыстие. - Михаил неожиданно легко поднял Аню на руки и внес, с трудом протискиваясь в двери, на кухню. - Спасибо вам, Вера Владимировна, за чудесную дочь. Торжественно обещаю не подкачать и оправдать оказанное доверие в качестве зятя.
Через час он ушел.
- Ну вот, мама, все решено, - сказала Аня.
- Слава Богу, детка. Когда распишитесь? Надо о свадьбе думать... Ой, гостей-то, гостей будет... - Верочка опустилась на табурет. - У него, небось, пол-Москвы знакомых. И все - богачи.
- Может, и так, - Аня не стала рассказывать матери, что Михаил стал нищим. - Ничего, если он пока у нас поживет?
24
Жениха ждали, срочно стирали и гладили парадное белье, но он не пришел ночевать. Не появился и на следующий день. Аню мутило от беспокойства, казалось, ещё немного - и она не выдержит, позвонит в милицию или просто сойдет с ума. Почти механически она набрала номер Алины. Подошел Денис.
- С приездом. С Новым годом. С удачным бизнесом... - Аня сделала паузу, ожидая каких-нибудь ужасных сообщений о событиях на фирме.
- Спасибо. Пока - в коня корм. Все пожелания исполняются. И мои, вроде, тоже? Мне супруга намекнула, что у тебя завязалась интересная дружба с хорошо известным мне господином Лешковским.
- А где она сама?
- Дружба? Супруга? Сейчас, сейчас... - Он крикнул в глубину квартиры. - Лина, возьми телефон. - И потом Ане, игриво, - целую.
В трубке зашуршало и раздался тяжелый вздох:
- Ань? Ой, не поверишь, лежу... Нет, не зуб. Голова. Три дня возвращение мужа отмечаем. Организм у меня слабенький... Ты-то как встретила? Дождалась?
- Да. Только...
- Знаю, знаю уже. - Она заговорила глухо, видимо, закрыв трубку ладонью. - Михаил в подполье ушел - случайно подслушала. На него наехали. Сплошной криминал.
- Так... - Аня обмерла. - Где же он? - В голове крутились варианты один другого страшнее - плен, тюрьма, бега.
- Прячется. Может, у бабы. В Москве полно нор для желающего отсидеться отшельника. А такого любая пустит. - Она хихикнула.
- Ты думаешь?...
- Да ничего я не думаю - нечем. В голове тухляк, злющая... Ладно, Энн, ты надежды не теряй. Мужики живучие.
После разговора с Алиной Ане стало совсем плохо. Оказывается, известие о том, что Михаил находится под арестом или в заложниках у мафиози огорчило бы её меньше, чем предположение Алины насчет приютившей его женщины.
- Мама, он не вернется. У него неприятности и другая баба, - крикнула Аня из коридора на кухню, где жарила котлеты Верочка.
- Что? Не слышу, у меня радио. - Вытирая руки о фартук, она растерянно смотрела на смеющуюся дочь. Аня не могла успокоиться и даже обхватила руками плечи, неприятно трясущиеся от хохота.
- Перестань, девочка... - Прижала её к себе Верочка. - Да что стряслось? Может, чаю с малиной?
... Через час, выпив валерианки и таблетку нозепама из Верочкиной аптечки, Аня дремала на своем диване. По телевизору показывали "Шерлока Холмса" с Ливановым и Соломиным. В доме на Бейкер-стрит было тепло, уютно и спокойно. На Аниных плечах лежал точно такой же клетчатый плед, как на коленях короля детективов. В ней пробудилась и постепенно заняла прочные позиции детская вера в неизбежное торжество справедливости. Шерлок Холмс всегда побеждает, ему доверяли свои тайны и горести сто лет назад, доверили бы и сейчас, а он разрешил бы сложнейшие головоломки, защитил, утешил...
Положив под щеку ладонь, Аня с наслаждением сильно уставшего человека витала в приятном полусне. Пусть работает телевизор, пусть звучит голос Ливанова, чем-то напоминающий тот, единственный...
... - Ну вот, нозепам помог, уснула. - Верочка тихонько впустила в комнату врача.
- Мам, я не сплю и все вижу, - сказала Аня, но её никто не услышал. Врач присел в ногах и нежно позвал: "Анечка!" хриплым, глухим голосом. Нежным и хриплым... Она счастливо улыбнулась и открыла глаза:
- Это, правда, ты?
- Ну что так пугаться? Не мог я позвонить, пойми. - Серые глаза просили прощения.
- В плену был?
- Ну, вроде... Теперь все в порядке. Сбежал и прямиком - к тебе.
- Миша, ты?! - Наконец поняла Аня. - Господи! - Она села.
- Зря я тебя в Новый год напугал... Не надо было ничего рассказывать.
- Мне было так страшно. - Прижавшись к широкой, прочной груди, Аня сладко заплакала.
- Ну перестань, перестань, детка... Я больше никуда не денусь. Никуда. А сейчас поедешь со мной. Я тебя похищаю. Веру Владимировну предупредил. Ну-ка, надень что-нибудь потеплее.
- Понимаю, мы едем гулять в парке. - Аня не глядя натянула шерстяные колготки и джинсы. - Нормально?
- И свитер. Тот, что был на Новый год - белый. Ты похожа в нем на Снегурочку.
Во дворе Михаил усадил Аню в высокую машину с маленькими прожекторами на крыше. Она счастливо засмеялась:
- Это ГАИ или скорая помощь?
- "Джип-Черроки", последняя модель.
- Значит, нас не поймают?
- Ни за что. Мы спрячемся в диком-предиком лесу.
Была глухая январская ночь с блестящей морозной пылью, черными елками под звездным небом. Были распахнувшиеся ворота, белоснежный овал двора и маленький дворец - с колоннами, островерхими башенками, высокими окнами, в которых сквозь занавеси мерцал уютный теплый свет. Аня даже не зацепилась за перила ногами - Михаил внес её на второй этаж по широкой лестнице мраморной, покрытой ковром. А потом положил на кровать - тоже очень широкую, зеленую, пахнущую елкой.
- Спи, дорогая. Постарайся запомнить - сегодня будут вещие сны.
Утром Аня осмотрела дом, в котором провела волшебную ночь. Бегала из комнаты в комнату, взбиралась по лестницам, распахивала двойные тяжелые двери, вертелась в центре круглой комнаты с вереницей узких арочных окон.
- Здорово! Ты не завидуешь и не кривишься от недовольства - значит, этот сказочный замок строил ты?!
- Угадала. Моя фирма возвела вокруг Москвы целые игрушечные городки. Не все удалось. Но ребята старались, особенно, когда строили для друзей.
- Понятно... - Аня прижала ладонь к губам Михаила, к жесткой поросли серебристых волос. - Молчи. Ничего не объясняй. Не порть этот день. Ведь я ждала. Ох, как же я ждала!
- Многое из того, что произошло, да и будет ещё происходить, не объяснить, не рассказать. Похоже, мне удалось выкрутиться. Похоже, есть приличный шанс победить. Ты со мной, детка, и этого вполне достаточно для сумасшедшего счастья.
- Мы так и будем стоять здесь в обнимку, посреди башенного зала и круглого ковра? Посреди глухого леса и короткого зимнего дня?
- Нет, дорогая, у нас много дел. Дай руку и ни о чем не спрашивай.
Аня шла за ним по коридорам, поднималась наверх по винтовой лестнице, думая, что так же послушно следовала бы на край света или на эшафот.
- А теперь закрой глаза. Крепче, крепче. И не подглядывай, договорились?
Скрипнули открывающиеся двери, Михаил легонько подтолкнул Аню в спину и скомандовал:
- Можешь смотреть!
Она осторожно оглядела небольшую, белым шелковым штофом обитую комнату, и уставилась прямо перед собой: на овальном столе лежала огромная коробка, тоже атласная, перехваченная гигантским бантом.
- Развязывай.
Аня повиновалась и сняла крышку.
- Что это?
- Платье. Всю жизнь тебя наряжала мама. Впервые девочку оденет мужчина. Потому что в этом платье ты станешь его женой.
Радуясь произведенному эффекту, Михаил объявил Ане день свадьбы, затем достал из сейфа сафьяновый футляр и надел на её шею бриллиантовое колье. Она ахнула, поскольку приблизительно представляла его цену. Подвенечное платье примерять не стала - плохая примета показываться жениху в свадебном туалете до свадьбы. И бриллиантовая россыпь сияла в вороте свитера. Уловив в глазах невесты вопрос, Михаил подвел её к зеркалу и спустил с плеч пушистую ангору.
- Это не свадебный подарок. Сувенир к прошедшему Новому году и помолвке. Ведь так у нас, вроде, и вышло?
- Ой... - Аня опустилась в кресло изящной версальско-дворцовой конфигурации. - Не понимаю... А как же, Миша... Как же твое банкротство? Чье все это? - Она топнула ногой по ковру.
- Я же обещал? Я сказал, что верну себе все и оставлю противников в луже. Этот дом я начал отделывать ещё в ноябре, хотел успеть к Новому году... Немного опоздал. Но, кажется, тебе понравилось? Ведь я успел разобраться в твоем вкусе. Все выпытывал, выпытывал во время прогулок.
- Значит, ты тогда уже решил?
- Решил ещё в Сокольниках, - вот, думаю, и хозяйка к воображаемой резиденции нашлась... Не пугайся, - здесь будет прислуга, если хочешь, повар.
- А мама?
- Мама выберет себе комнату с хорошеньким балконом и будет отдыхать. Она это заслужила.
- Миш, ущипни меня... Нет, не надо! Чудесное видение. Даже лучше чем то, что явилось ночью, ведь ты попросил меня запомнить сон? Я запомнила! Мне приснилось что-то похожее... прекрасный дом... да, да! Только разглядела его не так ясно и почему-то не радовалась... А теперь даже страшно: все настоящее, а вроде - понарошку.
- Похоже, я испугал тебя. Вставай, детка, ты ещё не видела, как в этом дворце готовится омлет. - Михаил осторожно снял бриллиантовое колье и спрятал в сейф. - Игрушка не для поварихи. Пока тебе придется кормить меня самой.
Привычные действия на огромной, итальянской мебелью обставленной кухне, привели Аню в чувство. Но плита, холодильник, посуда и сковороды были настолько великолепны, что она с облегчением вздохнула, найдя хлеб, яйца и масло - они выглядели вполне привычно... Это было первое утро настоящей семейной жизни. Сказочное утро.
25
Через две недели сыграли свадьбу. Банкет решили устроить в "Вестерне", поскольку ресторан принадлежал строительному концерну Михаила и там все ещё работали бывшие подружки Ани.
Ей, действительно, хотелось явиться сюда в качестве гостьи, мало того, - королевы бала.
Встречал молодоженов пышно, с оркестром, шеренгами расступившихся гостей, забрасывающих эффектную пару цветами.
- Прямо сдохну от зависти! Вот же классно пристроилась... Может, и нам подфартит? - чуть не плакала малышка Ольга, разглядывая невесту.
- Не фиг губы распускать. Такая пруха одной из миллиона выпадает. Аньке повезло - значит, мы выпадаем в осадок, - испортила её расчеты Лида.
- Ты бы хоть приличными манерами овладела, как госпожа Венцова, а потом уж и её счастью завидовала, - как обычно в своем жанре выступила Гулия.
Девушки в этот вечер были свободны и выглядели как с подиума парижского сезона высокой моды. Никто не пригласил своих кавалеров в расчете на гостей-бизнесменов.
- А Карлос где? - небрежно поинтересовалась Аня.
- Здесь крутился. - Лида дохнула вином в Анину щеку. - Сюрприз готовит. - Она посмотрела на часы. - Ой, мне ж поручено украсть невесту... Слушай, исчезнем минут на десять?
- Сейчас, предупрежу Мишу...
- Ни в коем случае! Ты что?! Идем втихаря, будто в туалет.
Девушки прокрались в гримерную.
- Переоденься по-быстрому!
- Ни к чему это, Лид. Мне и так неплохо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33