А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– Никогда не видела ничего подобного, – восторженно призналась она. – Неужели все это здание набито драгоценностями?
– И старинными книгами.
– О Господи!
– Хотите осмотреться?
Осмотреться? Да она была готова провести здесь всю жизнь!
– А как же ваше дело?
– Эрик займется им, – заверил ее Уильям. – Украшения какого периода вы предпочитаете? Георгианского, викторианского или «ар-деко»?
– Объясните, чем они отличаются, и я приму решение, – ответила Кейт, переходя к следующему отделу. – Я не интересовалась старинными украшениями, пока бабушка Белль не подарила мне эту брошь.
– Она подлинная, – благоговейно прошептал старик. – Абсолютно настоящая! На двух алмазах поменьше есть сколы, но они практически незаметны. Камни нуждаются в шлифовке, зато большой алмаз не пострадал. Он безупречен! Абсолютно безупречен!
Уильям не сразу понял, что у него отвисла челюсть.
– Вы уверены?
Эрик явно обиделся.
– Ваша светлость, я имею дело с ювелирными украшениями уже сорок лет. Вы еще не водили ее к Лонгмайру? Шелдон умрет от восторга, увидев брошь! Он будет потрясен!
– Я и сам слегка потрясен, – заметил Уильям, забирая у ювелира пальто. – Скажите, Эрик, сколько могла бы стоить такая брошь?
Ювелир побледнел.
– Я не могу оценить ее, пока не осмотрю каждый камень по отдельности. Кроме того, следует принять во внимание историческую ценность этого украшения. Камни вделаны в серебряную позолоченную оправу, распространенную во времена Генриха VII…
– Назовите хотя бы приблизительную цену, – попросил Уилл.
– Даже не просите, – наотрез отказался ювелир. – Но неужели эта юная леди и впредь будет носить целое состояние на лацкане пальто? – Он понизил голос до шепота. – Надеюсь, вы намерены положить брошь на хранение в сейф, ваша светлость?
– Я намерен как следует позаботиться о ней, – заверил его Уильям. – Благодарю за помощь. И за молчание.
– Я был только рад помочь такому клиенту, как вы, – ответил Эрик.
Уильям повесил пальто на локоть и убедился, что брошь по-прежнему приколота к лацкану. Камни оказались настоящими – это еще не значило, что самый большой из них должен быть алмазом Торн, но несомненно, Питти на верном пути. Надо сообщить ей, что она была права, а потом – обдумать вопрос о приобретении баснословно дорогой составляющей фамильного наследства.
– Все уладилось? – Кейт приблизилась к нему и потянулась за своим пальто.
– Да, – кивнул Уильям, помогая ей одеться. – Полагаю, да.
Она высвободила волосы из-под воротника.
– Что-нибудь случилось? По-моему, вы чем-то встревожены.
– Встревожен? – эхом повторил Уильям и уставился на брошку, стараясь не щуриться. Наконец, взяв Кейт за руку, он повел ее к двери. – Чтобы прогнать эту тревогу, достаточно чашки горячего чая.
– Перед посещением «Хэрродза» или после?
– После, – решил Уильям и вновь взглянул на воротник ее пальто, а «абсолютно безупречный» желтый алмаз подмигнул ему. Сколько же он стоит? Сто тысяч фунтов? Миллион?
Питти упадет в обморок, услышав эту новость. Если до сих пор она строила только брачные планы, то теперь, скорее всего, займется устройством детской для следующего герцога.
– Что же все-таки случилось? – снова спросила Кейт.
– Ровным счетом ничего, – заверил ее Уильям. Дождь лил не переставая. Выйдя на улицу, Уильям завозился с зонтом. В животе чувствовалась неприятная тяжесть, словно от комка холодной овсянки. Ничто и никто на свете не заставит его жениться, пообещал он себе, но тянущее ощущение в животе не исчезало.
– Пожалуй, я начну копить деньги на серебряный чайный сервиз, – объявила Кейт. Они с Уильямом сидели лицом друг к другу в одинаковых креслах, придвинутых к камину, в котором весело плясало пламя. Между ними стоял низкий полированный стол, уставленный трехъярусными блюдами, чайниками, тарелками, вазочками с топлеными сливками, земляничным джемом, сахаром, молоком и нарезанным тонкими ломтиками лимоном. – Он выглядит на редкость элегантно.
– Я рад, что он вам нравится, – ответил герцог.
На первом ярусе блюда были разложены разнообразные сандвичи. Кейт внимательно осмотрела их и выбрала крошечный рулет с яичным салатом.
– Я проголодалась, а вы?
– А у меня, похоже, сегодня пропал аппетит. – Он выбрал сандвич с кресс-салатом, положил его к себе в тарелку и налил еще одну чашку чаю.
Яичный салат шлепком приземлился на носок замшевого ботинка Кейт. Ничего себе утонченные манеры, мысленно усмехнулась она, пряча ногу под стол и надеясь, что Уильям ничего не заметил. Она вытерла губы розовой салфеткой и огляделась. В обивке мебели и рисунке ковров преобладали розовые и зеленые тона. Они устроились в зале, расположенном сразу за вестибюлем, но, кроме этой, имелись и другие комнаты. Диваны и кресла стояли уютными группами, словно в гостиной. Все места были заняты. Все посетители пили чай. Вокруг царила типично английская атмосфера.
Кейт повернулась к Уильяму и взяла еще один сандвич. На других блюдах были разложены маленькие пирожные и пышки. Кейт решила не спешить и попробовать все, что есть на столе.
– Замечательное завершение дня!
– Да, – он слегка улыбнулся. – Истинно британское и цивилизованное.
– Мне хочется, чтобы это чаепитие продолжалось как можно дольше.
– Спешить некуда, – заверил Уильям. – На ваше кресло никто не претендует.
– Я никому и не собиралась его уступать, – она погладила обивку в розовую полоску. – Непременно заново отделаю свою квартиру.
– Когда вы возвращаетесь в Штаты?
– Во вторник днем, – не задумываясь, ответила Кейт. – Свадьба состоится в субботу, а во вторник у Джеффа и его молодой жены начнется медовый месяц. В среду я приступлю к поискам работы.
Уильям нахмурился.
– Что еще за свадьба?
– Одна из причин, по которым я покинула Америку, – объяснила Кейт, поднося к губам чашку. – Оставаться в городе было невыносимо. В субботу должна была состояться моя свадьба, но Джефф решил жениться на другой женщине.
– Судя по вашим словам, вы способны обойтись и без него.
– Вы правы. – Она решила попробовать пышку. – Теперь я это поняла. – Ей представилось чудесное свадебное платье и четырехъярусный торт, украшенный белыми розами из крема. Затем она подумала о Джеффе, и соблазнительное видение идеальной любви исчезло. – Но я слишком медленно учусь на своих ошибках.
– Человеку свойственно ошибаться. Никто из нас не застрахован от неверных поступков, – ответил Уильям.
– Даже герцоги? – поддразнила Кейт, ожидая ответной улыбки. Уилл не разочаровал ее.
– О, на герцогов это правило не распространяется, – он усмехнулся. – Мы непогрешимы. Я имел в виду обычных людей.
– Разумеется, вы само совершенство во всех отношениях. Разве не так утверждала ваша бабушка?
– В сущности, – хмыкнул Уильям, перекладывая себе на тарелку пышку, – именно так.
– Жаль, – протянула Кейт. – Судя по всему, идеальная жизнь небогата событиями.
– Трудно сказать… В ней есть свои преимущества. – Уильям намазал пышку топлеными сливками и джемом.
Кейт последовала его примеру, надеясь, что ей понравятся топленые сливки – название звучало не слишком соблазнительно, но на вид они напоминали масло. Попробовав кусочек пышки, Кейт быстро доела ее. Ничего вкуснее она до сих пор не пробовала.
– Вы когда-нибудь влюблялись?
Уильям ответил без колебаний:
– Нет.
– Неужели никогда? – недоверчиво переспросила Кейт. – И никогда не страдали от несчастной любви?
– Нет.
– И не писали любовных писем? Не мчались со всех ног к телефону, едва услышав звонок? Не любовались луной под романтическую музыку?
– Никогда.
– Странно…
Уильям пожал плечами.
– Что же тут странного? Я никогда не делал подобных… глупостей. У меня ни разу не возникало желания глазеть на луну под воркование Барри Манилоу. Я – потомок древнего рода крайне неромантичных людей.
– Очень жаль. – Уильям Ландри был бы гораздо интереснее, имей он хоть несколько недостатков.
– Кейт, я должен…
Его прервал официант, принесший горячую воду.
– Вы всем довольны?
– Все просто замечательно, – заверила его Кейт.
Герцог согласно кивнул и попросил счет. Когда официант отошел к соседнему столику, Уильям отставил свою пустую чашку и тарелку.
– Кейт, я должен кое-что вам сообщить…
– На самом деле вы женаты и у вас дети-близнецы? – В виде шутки она пыталась предсказать то, что могло стать досадным разоблачением. Ей не хотелось выслушивать извинения за вчерашние поцелуи. Не хотелось узнавать, что прошедшие дни были чистейшим фарсом. Она мечтала вернуться домой лишь с приятными воспоминаниями о поездке и делать вид, что у нее даже был роман с привлекательным иностранцем.
– Очень остроумно.
– Вы не похожи на голубого.
– Правильно, – он перевел взгляд на ее губы, – я тоже так считаю.
– Вы хотите попрощаться, – наконец с сожалением поняла Кейт. Ей будет недоставать Уильяма, хотя это нелепо – ведь они познакомились всего четыре дня назад. Она попыталась скрыть разочарование. – Вы собираетесь вернуться в поместье?
– Да, вскоре, – с явным облегчением в голосе подтвердил Уильям. Подошел официант и положил на стол счет, подколотый к кожаной папке. Кейт попыталась взять счет, но Уильям ее опередил. – Что это вы задумали?
– На этот раз я хотела заплатить сама, – объяснила она. – Несправедливо, что вы один каждый раз платите за нас обоих. Пусть вы герцог, расходы мы должны делить пополам.
– Об этом не может быть и речи, – заявил Уильям, доставая кредитную карточку. – Я не собираюсь обсуждать этот вопрос.
Его голос прозвучал надменно и вместе с тем любезно.
– Вы уверены?
Уильям взглянул на нее как на помешанную.
– Конечно, Кейт. Абсолютно уверен.
– Тогда спасибо. – Она наклонилась и украдкой стерла яичный салат с ботинка, прежде чем подняться.
Они взяли пальто в гардеробе и вышли в хмурый полдень.
– Может, пройдемся?
– Я не против. – Она застегнула пальто и подняла воротник, чтобы уберечь шею от промозглого ветра.
– Я хотел… – Уильям вдруг осекся.
– Что случилось, Уилл?
– Брошь…
Рука Кейт метнулась к правому лацкану, но не нащупала ничего, кроме ткани. Она опустила глаза.
– Она пропала! Уильям, она пропала!
Уильям отвел ее под навес у входа.
– Я видел ее, когда мы вошли в чайную Брауна. Помню, брошь блестела на вашем пальто, когда я отдавал его гардеробщице.
– Должно быть, булавка расстегнулась. Никому бы не пришло в голову украсть ее, – Кейт почувствовала, как к глазам подступают слезы. – Так обидно потерять ее после стольких лет!
– Идемте обратно, может быть, мы еще успеем вернуть ее, – Они поспешили по тротуару к отелю и ворвались в вестибюль. – Подождите здесь, – велел Уильям.
Кейт вынула из сумочки платок и вытерла слезы. Уильям подошел к деревянной стойке гардероба и заговорил со стоящей за ней женщиной. Она впустила его за стойку, и вскоре оба скрылись. Через несколько минут Уильям вернулся с радостной улыбкой на лице.
– Все в порядке, – объявил он, подойдя к Кейт. – Она у меня.
– Слава Богу! – Кейт протянула ладонь, и Уильям положил в нее брошь.
– Должно быть, она за что-нибудь зацепилась и упала на пол, когда мы забирали пальто. Похоже, булавка цела, но в следующий раз все равно будьте осторожнее. Почему бы вам не показать ее ювелиру? Здесь неподалеку есть хороший ювелирный магазин…
– С этим можно подождать до возвращения домой, – перебила Кейт, аккуратно пряча брошь на дно сумочки.
– Тогда, может быть, сейф в отеле…
– Пусть лучше будет при мне, – ответила Кейт, выходя на улицу. Она не знала почему, но с брошью ей было как-то спокойнее. Брошь уже принесла ей удачу – в виде Уильяма Ландри. Все четыре дня, проведенных в Лондоне, Кейт чувствовала себя на вершине блаженства, и даже если бы эта встреча с Уильямом стала для нее последней, Кейт запомнила бы ее на всю жизнь.
Уильям вошел вместе с ней в вестибюль «Сент-Джайлза» и протянул руку.
– Спасибо вам за все, – поблагодарила Кейт. Уильям удивился.
– Я был рад оказать вам любезность.
Вот и все. Он улыбнулся – очаровательной улыбкой герцога, к которой Кейт уже привыкла, – и покинул отель. Кейт смотрела ему вслед, пока черное пальто не скрылось за углом. Несомненно, он направился к Эссекс-Корт – это недалеко. Кейт проглотила вставший в горле ком, стараясь не расплакаться. Даже романтически настроенная дурочка не стала бы на ее месте надеяться на прощальный поцелуй.
Глава шестая
– Так я и знала! – заявила Питти, в восторге всплескивая пухлыми ладонями. – Дорогой, я даже не могу высказать, как я счастлива!
– Не стоит утруждать себя – я догадываюсь, – ответил Уильям, наливая себе щедрую порцию неразбавленного скотча. Такого беспокойного дня, как сегодня, ему давно не выпадало.
– Ну и где же брошь?
– У меня ее нет. – Взяв стакан, Уильям уселся в свое излюбленное глубокое кресло. – Ты включила отопление?
– Да, но в доме все равно холодно. – Отодвинув его ноги, Питти присела на скамеечку, стоящую напротив кресла. От ее ярко-розового свитера у Уильяма зарябило в глазах. – Рассказывай, – потребовала Питти. – Как ты это выяснил?
– Сначала мы осмотрели Кенсингтонский дворец… – Уильям скорчил гримасу. – Кейт купила чайник герцога Веллингтона.
– Как странно!.. Вместе с чашками?
– Понятия не имею. – Уильям сделал еще один глоток, чувствуя, как виски согревает его изнутри. – Затем я повел ее к антикварам. Я знаком с одним из продавцов и потому решил, что побывать там будет удобнее, чем появляться у Лонгмайра.
– И что же?
– Эрик сказал, что брошь подлинная, но оценить ее стоимость сможет только Шелдон.
– Ты предложил ей сделку?
– Нет. Я пытался объяснить Кейт, что брошь ценная, но нам, увы, помешали. – Одной из таких досадных помех была потеря броши. Уильям по-прежнему испытывал облегчение, вспоминая, как заметил ее на полу под вешалкой. Он держал брошь в руке, но так и не решился сунуть ее в карман. Несмотря на то что много лет назад брошь была украдена, Уильям не желал возвращать ее в семью незаконными методами. Удивительно, но камень на ощупь оказался теплым. Питти ахнула.
– Значит, она ничего не знает? – Тяжело поднявшись со скамеечки, она ринулась к телефону. – Надо немедленно позвонить ей. Нельзя допустить, чтобы она бродила по Лондону с сокровищем на воротнике пальто! А если она потеряет брошь прежде, чем мы успеем выкупить ее?
– Ее нет в отеле, Питти. И потом, она не потеряет брошь, – резким тоном возразил Уильям. – Она тоже дорожит ею.
– Где же она? На ужин у нас были другие планы, но, пожалуй…
– Сегодня она отправилась на экскурсию под названием «Джек-Потрошитель». О каких планах ты говоришь?
– Леди Бентон, виконт Линдли и Смитфилды сегодня приглашены к нам на ужин.
– Постой, дай-ка сообразить… леди Бентон значилась в списке.
– Это чистейшее совпадение. В последние дни мне особенно недостает светского общества, а поскольку реставрация Торн-Хауса почти закончена, по вечерам я свободна.
Уильям откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Ужин неизбежен. Впредь ему не удастся ускользать с вечеринок, устроенных Питти, под предлогом сопровождения Кейт. Кроме того, для разнообразия неплохо пообщаться с другими людьми. В конце концов, он провел с Кейт два вечера подряд. Вспомнив, как он держал девушку в объятиях, Уильям пожалел, что она отправилась на эту мрачную экскурсию.
– Чему ты улыбаешься?
– Разве я улыбался? – Уильям открыл глаза и увидел, что Питти подозрительно смотрит на него.
– У тебя чересчур мечтательный вид. – Питти нахмурилась. – Ты сам на себя не похож, Уилли. Скажи, у меня есть причины беспокоиться за тебя?
– Разумеется, нет.
– А как насчет броши?
– Завтра я встречусь с Кейт и объясню ей и денежную, и историческую ценность броши. Мы отправимся к Лонгмайру и узнаем ее стоимость. Уверен, предложенная мной сумма вполне устроит Кейт.
– Вот и хорошо.
– А потом я вернусь в поместье – если хочешь, можешь отправиться со мной. Скоро начнется окот у овец. – Он допил виски и поднялся. Ему не повредит один раз поужинать с Питти перед отъездом из Лондона. – Пойду переоденусь к ужину. Кстати, леди Бентон блондинка или брюнетка?
Кейт поняла, что перебрала пива, только когда с трудом вставила карточку в прорезь и долго не могла открыть дверь в номер. Ручка повернулась только с третьей попытки. Шагнув в комнату, Кейт наступила на конверт, лежавший на полу.
Вскрыв конверт, она достала оттуда листок бумаги, оказавшийся факсом от сестер. В сущности, доступ к факс-аппарату имелся только у Кэрол, так что эта идея наверняка принадлежала ей. Кейт быстро прочла листок. Кэрол выражала надежду, что прогулки по Лондону пошли ей на пользу и что она повидала все, что собиралась. Терри хотела узнать, не познакомилась ли ее младшая сестра с интересными мужчинами и не мерзнет ли она. Энн предостерегала ее от рискованных поступков и советовала не бродить одной по городу в темноте. В заключение сестры просили Кейт позвонить им и сообщить, как у нее дела.
Кейт решила избавить их от беспокойства и позвонить немедленно. Разница с Род-Айлендом составляла пять или шесть часов, и потому она набрала номер Энн, которая наверняка в это время была дома. Энн сняла трубку после второго звонка.
– Привет, это Кейт.
– Кейт! Ну, как ты там?
– Прекрасно, – заверила ее младшая сестра, – но давай не будем зря тратить деньги. Огромные счета мне ни к чему.
– Ладно. Ты получила факс от Кэрол? Надеюсь, ты не скучаешь?
– Я только что вернулась с экскурсии. – Кейт не стала уточнять, что побывала там, где Джек-Потрошитель убивал свои жертвы, и по пути зашла в три пивные. – Как у вас дела?
– В полном порядке. Мы часто вспоминаем о тебе.
Последнюю фразу следовало понимать так: сестры вне себя от беспокойства.
– Мне уже двадцать пять, а не семнадцать.
– Знаю, но иногда об этом легко забыть, – Энн вздохнула. – Скажи, ты уже видела королеву или кого-нибудь из членов королевской семьи?
– Нет, но еще не все потеряно. Зато я познакомилась с герцогом. В Торн-Хаусе. Помнишь, я рассказывала, что владельцы Торн-Хауса приходятся нам дальними родственниками?
– Это всего лишь семейные предания. По-моему, бабушка Белль немного преувеличивала… Говоришь, ты познакомилась с герцогом? С настоящим герцогом?
– Да, с герцогом Торнкрестом.
Очевидно, Энн ей не поверила.
– Послушай, дорогая, ручаюсь, в Лондоне любой мошенник называет себя герцогом. Будь осторожна.
– Обязательно. Не беспокойся, он уже уехал в поместье.
– Вот и хорошо! Не стоит верить всему, что тебе говорят. Сейчас ты особенно уязвима.
Кейт не сразу поняла, что имеет в виду сестра, но затем вспомнила. Свадьба Джеффа. День ее несостоявшейся свадьбы.
– Во всяком случае, я весело провожу время.
– Сколько лет этому твоему герцогу?
– Лет тридцать, – солгала Кейт. – Он довольно обаятелен. И холост. А сейчас я вернулась из паба, где пила пиво в обществе трех симпатичных немцев.
– Мне следовало сразу догадаться, что ты шутишь, – ответила Энн.
Разумеется, Энн ей не поверила.
– Давай лучше закругляться. Передай Терри и Кэрол, что я звонила и что у меня все в порядке. Не волнуйтесь, Лондон – красивый и совершенно безопасный город.
– Будь осторожна, – повторила Энн. – В следующий раз переведи оплату разговора на меня.
Кейт положила трубку, сбросила ботинки, затем повесила пальто на вешалку за дверью и отстегнула брошку с черного свитера. Сегодня она чуть не потеряла ее – хорошо, что Уильям нашел. Он вел себя так, словно эта брошь – антикварная ценность, а не сентиментальная безделушка. Кейт понимала, что будет скучать по новому знакомому. Она никогда его не забудет – это уж точно. Даже если никто ей не поверит, у нее останутся фотографии, доказательство, что Уильям существует на самом деле. Жаль, что он не поцеловал ее на прощание – вместо того чтобы уверять, что рад был оказать ей любезность.
Кейт торопливо надела ночную рубашку. От выпитого пива хотелось спать и было немного тоскливо. Впрочем, немцы оказались забавными. Студенты колледжа, они внесли в экскурсию шумную и веселую нотку, которой Кейт недоставало при осмотре Виндзора. Двое из них пригласили Кейт в бар отеля, выпить еще по стаканчику на сон грядущий, и она, забыв об осторожности, согласилась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16