А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

А посетить Хэмптон-Корт я и сам давно собирался. Мы с отцом побывали там, когда мне было лет шесть или семь, поэтому мне хотелось воскресить приятные воспоминания.
– Каким был ваш отец?
Уильям ответил не сразу.
– Строгим, но добрым. Правда, сейчас мне трудно вспомнить. Он упал с балкона Киттредж-Мэнора, своего поместья. Не желал, знаете ли, тратить деньги на реставрацию, перила прогнили и обрушились.
Кейт сглотнула, стараясь не представлять себе последствия этого падения.
– Извините, – прошептала она. – Должно быть, его смерть стала страшным ударом для вас и вашей матери.
– В то время мать с отцом жили отдельно – еще одна традиция рода Ландри. После смерти отца мать не протянула и года. Хотелось бы думать, что она любила его, несмотря на то, что они были совершенно разными людьми.
– Она вышла за него замуж. Должно быть, все-таки испытывала к нему какие-то чувства.
Уильям пожал плечами.
– Может быть. Семейная жизнь моих бабушки и дедушки сложилась немногим лучше. Они прожили отдельно тридцать лет, пока дедушка не скончался от сердечного приступа. Питти всегда винила…
Кейт так и не дождалась продолжения.
– Что она винила?
– Ничего, – коротко отозвался Уильям. Официант принес суп и убедился, что сервировка устраивает герцога, прежде чем отойти от стола.
– Здесь чудесно, – заметила Кейт, берясь за ложку. – Когда после театра вы пригласили меня поужинать, я не ожидала ничего подобного.
– Я часто бываю здесь, приезжая в город. У Лоренцо превосходно готовят. Как вам нравится суп?
– Объедение. – Кейт посмотрела поверх плеча Уильяма на входящих в зал людей. Рослая женщина уставилась на Уильяма, что-то спросила у официанта и, когда тот кивнул, помахала рукой, пытаясь привлечь внимание герцога. – Какая-то женщина машет вам, – сообщила Кейт. – Вон там, у двери.
Уильям обернулся и чуть не застонал от досады. Улыбаясь, Джессика пробиралась к ним между столиков. Уильяму не оставалось ничего другого, кроме как бросить салфетку на стол и подняться.
– Дорогой! – воскликнула Джессика и расцеловала его в обе щеки. – Где же ты пропадал? Или избегаешь меня? Мне уже надоело оставлять сообщения Питти. – Не дожидаясь ответа, Джессика с победоносной улыбкой повернулась к Кейт и протянула руку. – Как поживаете? – проворковала она, обмениваясь рукопожатием.
– Кейт, познакомьтесь с моей приятельницей, Джессикой Уилтон. Джессика, это Кэтрин Стюарт, наша… родственница из Штатов.
– Очень рада познакомиться, – произнесла Кейт, удивленная подозрительным выражением, мелькнувшим на лице блондинки.
– Я тоже, – пробормотала Джессика и, повернувшись к Уильяму, отбросила за спину длинные волосы и заговорщицки склонилась к нему. – В ближайшее время нам необходимо встретиться – когда ты освободишься от родственных обязанностей.
– Буду с нетерпением ждать встречи, – отозвался Уильям, но Кейт удивленно приподняла бровь, не услышав энтузиазма в его голосе.
На прощание Джессика помахала Кейт. На ее правом запястье сверкнули бриллианты.
– Чао!
– До свидания, – ответила Кейт. Она никогда не употребляла жаргонных словечек вроде «чао» и не собиралась изменять своей привычке. Уильям сел и вновь принялся за суп.
Кейт наблюдала, как высокая блондинка присоединилась к группе молодежи за угловым столиком. Сидящие за ним мужчины были облачены в элегантные костюмы, как у Уилла; женщины с простыми, но изысканными прическами одеты в простые, гладкие платья. Одна пара – спортивного вида женщина и невысокий, коренастый мужчина с волосами и бородой песочного цвета – отделилась от толпы и направилась к столику Уильяма.
– Что вы там увидели, Кейт?
Кейт повернулась к Уильяму.
– Кажется, сюда идут ваши знакомые.
– После вечернего спектакля здесь бывает весь Лондон.
Напрасно он привел ее сюда. Ему не хотелось ни смущать Кейт, ни производить на нее впечатление. Черт бы побрал Джессику!
В этот момент сильная рука хлопнула Уильяма по плечу и знакомый голос произнес:
– Уилл! А я думал, ты уже вернулся в поместье.
Удивленный и довольный Уильям поднялся.
– А я думал, что ты катаешься на лыжах, Сэм. Привет, Пола, – он крепко пожал Сэму руку, поцеловал в щеку его жену и повернулся к Кейт.
– Кто эта красавица? – Сэм с улыбкой смотрел на Кейт.
– Кейт, позвольте представить вам моих давних друзей, – произнес Уилл, думая, что Сэм напрасно так заинтересовался его спутницей. Он познакомил их, отметив любопытный взгляд Полы и невысказанное одобрение Сэма, и вновь упомянул, что Кейт – его дальняя родственница из Америки. – Садитесь, – наконец предложил он, указывая на свободные стулья.
Пола смутилась.
– Нам бы не хотелось мешать…
– Мы только на минуту, – перебил Сэм, помогая жене сесть. – Надеюсь, остальные без нас не заскучают.
Пола виновато улыбнулась Кейт и пожала плечами.
– Вы часто бываете в Лондоне?
– Я здесь впервые, – объяснила Кейт, – и не жалею о приезде.
– Замечательно! Непременно уговорите Уилла свозить вас в Лестершир. Там изумительно красивая местность, и мы живем неподалеку.
Сэм оживленно подхватил:
– Конечно, Уилл, обязательно покажи гостье свое поместье. Следующие семь месяцев мы проведем дома, – горделиво добавил он.
– Поздравляю, – отозвался Уилл, вновь пожимая широкую ладонь друга. Он повернулся к Поле. – Поздравляю! Великолепная новость!
– Вы ждете ребенка? – догадалась Кейт.
– Да. Сегодня мы отпразднуем это событие, а завтра отправимся домой.
– А теперь оставляем вас вдвоем. – Сэм помог Поле подняться и подмигнул Уиллу. – Прошу прощения за прерванный ужин, – добавил он, явно не чувствуя за собой вины.
– Надеюсь, вы приятно проведете время, Кейт, – улыбнулась Пола. – Приезжайте к нам, – пригласила она напоследок и вместе с Сэмом отошла.
– Какая милая пара! – вздохнула Кейт. – Это ваши друзья?
– И соседи. – Уиллу не верилось, что Сэм скоро станет отцом. Коренастого шотландца он знал со времен учебы в Итоне. Трудно было представить его с младенцем на руках. Уилл невольно поморщился.
Официант убрал тарелки и сообщил, что второе блюдо вскоре будет готово. Уильям склонился к Кейт, не желая, чтобы многочисленные перерывы испортили вечер.
– Вам понравился спектакль? Хорошая музыка, верно?
Он с удовольствием заметил, как вспыхнули ее зеленые глаза.
– Не только музыка, но и костюмы, голоса – словом, все. Ничего подобного я никогда не видела.
– Это зрелище мне никогда не надоедает, – признался Уильям. – «Призрак» – мой любимый мюзикл.
– Когда я расскажу родным, что смотрела «Призрак» в Лондоне, да еще сидя в ложе, мне никто не поверит.
– У вас же есть программка.
– Да. Спасибо вам и за нее.
Он не ждал от нее благодарности – просто хотел развлечь. Ему еще не встречались женщины, которые с таким энтузиазмом воспринимали все новое. Большинство друзей Уильяма любили путешествовать, но, помимо перемены мест, им требовались роскошь, развлечения, интересные знакомые.
Кейт же с открытой душой впитывала в себя все, что только возможно.
Внимание девушки вновь привлек угловой столик.
– Ваша бабушка надеется, что Джессика Уилтон станет следующей герцогиней?
– Да, ее имя значилось в списке.
Кейт удивленно раскрыла глаза.
– В списке?
– Вот именно. Бабушка оставила у меня под подушкой список с именами двенадцати одобренных ею невест. – Уилл усмехнулся, позабыв, что, когда он обнаружил список, ему было не до смеха.
– Хорошо, что у вас есть чувство юмора.
– Я просто попросил бабушку больше никогда так не делать.
– Помню, помню, – послышался из-за его спины знакомый старческий голос. – Только не попросил, а отдал приказ. И это в благодарность за все, что я для тебя сделала!
Уилл замер. Он так увлекся разговором с Кейт, что не заметил собственную бабушку. Впрочем, видя на Кейт платье с глубоким вырезом, Уилл забывал обо всем.
– Добрый вечер, – поздоровалась Кейт. – Как приятно вновь увидеться с вами!
Похоже, она действительно рада, понял Уильям. Он поднялся и оглядел Питти.
– Вижу, сон освежил тебя.
Питти нахмурилась: ее раздражали напоминания о том, что она нуждается в дневном сне, и Уильям прекрасно знал об этом. Старушка повернулась к Кейт и величественно кивнула.
– Очень рада видеть вас, Кэтрин.
Уильям вспомнил о вежливых манерах.
– Не хочешь ли присоединиться к нам?
– Нет, дорогой. Мои друзья заказали столик. Сегодня мы смотрели «Взятку».
– Ну и как она тебе?
– Слишком громкий звук и энергичное действие, – вынесла приговор Питти. – Словом, обычная американская постановка.
– Разумеется, – эхом отозвался Уильям, стараясь сохранить невозмутимость.
Питти жестом велела ему сесть.
– Да садись же, ради Бога! Я давно хотела расспросить Кэтрин об истории ее семьи. Как хорошо, что мы встретились!
Должно быть, она услышала, как он заказывал столик по телефону, сообразил Уильям. Совпадение выглядело слишком подозрительно.
– Буду рада ответить на ваши вопросы, – произнесла Кейт.
– Вы случайно не знаете, как звали ту женщину, по фамилии Ландри, которая эмигрировала в Америку? А может, вам известна дата ее прибытия туда?
– Я попробую выяснить. Буду рада прислать вам все сведения, которые смогу узнать.
– Спасибо, дорогая. Очень любезно с вашей стороны.
– Пустяки. Это самое меньшее, чем я могу отблагодарить вас.
– Где же ваша прелестная брошь?
– На воротнике ее прелестного пальто, – сообщил Уильям. – А сюда мы пришли поужинать.
– Было очень приятно снова встретиться с вами, – скороговоркой пробормотала Питти, кивая Кейт.
Уильям сел и дождался, когда официант расставит перед ними тарелки.
– Этого я не предусмотрел, – виновато произнес он. – Я думал, мы мирно поужинаем…
– Напрасно вы поспешили закончить разговор с ней.
– Да, напрасно, – пробормотал Уильям. В следующий раз надо будет выбрать более тихий и менее популярный ресторан.
В следующий раз?
– Должно быть, ей одиноко без вас в Лондоне.
– Вряд ли. Каждый год мы проводим февраль вместе, а когда она устает от городского шума, то приезжает в Торн-Холл. У нее масса друзей по всей Англии. Она ведет деятельную светскую жизнь.
– Но ведь вы ее единственный внук?
– Да.
– Значит, вы должны быть добрее к ней, – заявила Кейт, берясь за вилку.
Быть добрее попросту невозможно, недовольно размышлял Уильям. Он отложил возвращение в поместье, отправился на автобусную экскурсию, сжевал жирную рыбу с чипсами, купил две театральные программки, не сводил глаз с броши во время посещения самых известных достопримечательностей Лондона. Несомненно, он – самый внимательный и заботливый внук во всей Великобритании.
Его жертвы должны быть оценены по заслугам.
Кейт развлекала его рассказами о своем детстве, проведенном на ферме с раскинувшимся на много акров яблоневым садом. Она рассмешила его, вызвала желание заключить ее в объятия. Ему захотелось взять ее за руку и шептать какие-то нелепости, позабыв об окружающем мире. Но вместо этого Уильям доел десерт, оплатил счет и помог Кейт сесть в такси, когда вечер завершился.
Неизвестно почему, но он не видел ничего странного в желании обнять ее за плечи. А когда Кейт повернулась, собираясь что-то сказать, он прервал ее поцелуем. Этот поступок удивил ее, но сам Уильям счел его неизбежным. Ее губы оказались мягкими и теплыми. Уильям привлек девушку ближе, она обвила руками его шею. Он провел языком по пухлой нижней губке, и Кейт приоткрыла рот, впуская его. На ее губах ощущался сладкий и загадочный привкус шоколада.
– Целый день, – выдохнул он, на миг отрываясь от ее губ, – целый день я мечтал об этом…
В машине было темно и уютно, свободной рукой Уильям провел по волосам и щеке Кейт.
– Так нельзя…
– Знаю. – Он вновь нашел ее губы и закрыл их продолжительным поцелуем. Наконец они оторвались друг от друга и прерывисто вздохнули.
– Слава Богу, «Сент-Джайлз» находится на другом конце города, – произнес Уильям.
Кейт рассмеялась, и он снова поцеловал ее.
– Вы знаете, где мы сейчас?
– Нет. Зато знаю, что никогда еще не целовался в такси. – Уильям скорчил гримасу. Он не понимал, что на него нашло. Обычно он вел себя сдержанно, как подобает джентльмену.
– Я тоже. – Она попыталась оправить платье. – Еще одно приключение, рассказу о котором никто не поверит.
– Почему же?
– Я не из тех женщин, которые способны свести мужчину с ума.
– Разве? – Лично его она уже свела с ума. Кейт заулыбалась. Она решила, что он шутит, понял Уильям.
– Значит, виновато платье, – заявил он беспечным голосом. Ее расстегнутое пальто обнажало янтарные бусы над соблазнительной ложбинкой. Кейт шевельнулась, и желтый камень на лацкане пальто словно подмигнул Уильяму. Он на миг закрыл глаза, пытаясь вспомнить, с чего все началось. Брошь. Легенда. Бабушка.
Вздохнув, он извинился и разжал объятия. Машина сбавила скорость, пересекла Оксфорд-стрит и свернула за угол, к отелю.
– Я заеду за вами в девять, – пообещал Уильям. Он помог Кейт выйти из машины и проследил, как она пересекла тротуар и вошла в ярко освещенный вестибюль.
– Эссекс-Корт, пожалуйста, – сказал он водителю. Холодный душ наверняка принесет ему облегчение.
Питти смотрела вслед Уильяму, садившемуся в такси под проливным дождем. Она нахмурилась: нелепо разъезжать по городу в такси, бросая деньги на ветер, если в гараже стоит новенький «ягуар». Пожалуй, ей пора научиться водить машину. Неужели бедняга Уилли спятил? Она опустила бинокль и позвонила, призывая Мэри.
– Разыщите того симпатичного служащего с усами, – попросила она. – Мне требуется его помощь.
Мэри что-то пробормотала себе под нос, но Питти пропустила ее слова мимо ушей. Вчера, в «Сан-Лоренцо», Кэтрин держалась весьма непринужденно, а Уильям был недоволен, что им помешали. Бедняжка Джессика метала испепеляющие взгляды и в Уилла, и в американку. Да, зрелище было впечатляющим.
Действие развивалось совсем не в том направлении, которое она задумала. К этому времени Уильяму полагалось бы уже заполучить брошь. А потом он мог бы познакомиться с какой-нибудь приятной англичанкой из составленного Питти списка и обрести супружеское блаженство.
В отличие от остальных Ландри, мрачно добавила Питти. Ее муж был самым ничтожным существом, какое когда-либо переступало порог Торн-Холла, но по крайней мере он знал, как превратить один фунт в пять, и до смерти успел утроить фамильное состояние.
Питти опустилась на диван в ожидании молодого служащего. Одни коробки предстояло принести, другие – унести обратно. Питти намеревалась как можно скорее найти разгадку семейной тайны, прежде чем Уильям сделает глупость, связавшись с этой маленькой американкой.
Питти вовсе не хотелось, чтобы безвестная американка стала женой ее внука. Кроме того, для герцогини Кэтрин слишком мала ростом.
Кейт бродила по многолюдному сувенирному магазину дворца. Чайник герцога Веллингтона выглядел соблазнительно, но Кейт понимала, что довезти его целым до Род-Айленда немыслимо. Этот день будет для нее последним, проведенным в обществе обаятельного герцога, решила Кейт. Попасть впросак на Род-Айленде еще простительно, но глупость в международных масштабах – это уж слишком. Разумеется, она находила Уильяма красивым мужчиной – а кто бы на ее месте был другого мнения? Не только красивым, но и обаятельным – а у кого есть иммунитет против обаяния?
У нее, решила Кейт. Ей уже давно пора приобрести такой иммунитет. Ее слишком влечет к Уильяму.
Возможно, причиной всему – недавнее разочарование в любви. В конце концов, ее бывший жених сочетался браком после трехдневного знакомства. Нет ничего странного в том, что и ей, Кейт, вздумалось выкинуть какой-нибудь неожиданный фортель – например, поцеловаться с герцогом в такси.
Слава Богу, сестры об этом не подозревают, а рассказывать им всю правду она не собирается. Она выбрала для них три упаковки цветочной соли для ванны. Можно сказать, что точно такой же солью пользуется Ди, и сестры ей поверят.
Впредь никаких герцогов, пообещала себе Кейт. Уильям держался любезно и вежливо, сопровождая ее по мрачным комнатам Кенсингтонского дворца. Очевидно, он конфузился, вспоминая о событиях вчерашнего вечера. И, конечно, сожалел о них. Выставка облачений для коронации была любопытной, но лучший экспонат, свадебный наряд Ди, на время убрали из витрины – очевидно, отправили на реставрацию.
Кейт купила открытку с изображением свадебного платья. Хорошо еще, что свое платье ей удалось вернуть в магазин прежде, чем она успела перешить его. Конечно, задаток не вернули, но это все же лучше, чем приобрести шестьдесят ярдов ненужного атласа и кружев. Она попыталась возместить сестрам покупку черных открытых платьев, но те и слушать ее не стали. В конце концов, они выбирали себе наряды, пригодные для любых торжественных случаев.
Кейт заплатила за покупки и спустилась в фойе, где ее ждал Уильям. На улице по-прежнему лил дождь, и когда они вышли на мощеную дорожку, Уильям раскрыл черный зонт.
– Типично английская погода, – произнес он. – К ней надо привыкнуть.
– Мне нравится, – солгала Кейт, чувствуя, как холод пробирается в ее ботинки. Они промокали, но Кейт предусмотрительно надела две пары носков. – Куда мы идем дальше?
– Сначала найдем такси, а затем поедем на Слоун-стрит и Кингс-роуд – осматривать магазины, где бывает принцесса Диана. Потом побываем в «Хэрродзе», если вы не прочь увидеть один из самых знаменитых универсальных магазинов мира. Кажется, он значился в вашем списке? – Уильям взглянул на часы. – Если вы не голодны, мы, пожалуй, пропустим ленч, а попозже выпьем чаю.
– Знаете, вам вовсе незачем так меня опекать, – произнесла Кейт, взглянув на него. Локон влажных волос упал ей на лоб. Уильям даже под дождем выглядел неотразимо. – Я вполне способна обойтись без посторонней помощи.
– И слушать не желаю! Идем. – Он взял ее за локоть и торопливо повел по тротуару оживленной улицы, старательно обходя лужи.
Попытка провалилась, мысленно подытожила Кейт. Она забралась в блестящий черный лимузин так, словно только на таких и раскатывала всю жизнь. Уилл сел рядом, и они обменялись робкими взглядами, без труда вспомнив, что произошло с ними во время прошлой поездки в такси.
– Антикварный магазин, Кингс-роуд, 135, – сказал Уилл водителю и поудобнее устроился на сиденье.
Чтобы нарушить тягостное молчание, Кейт спросила:
– Ваша бабушка по-прежнему строит брачные планы?
– Да. Кстати, сегодня она предложила пригласить на ленч кого-нибудь из кандидаток.
– А вы отказались.
Он улыбнулся.
– Я сказал, что у меня заранее была назначена встреча.
– Неужели вам нравится мокнуть под дождем?
– Само собой. У меня все равно намечено одно дело: придется на несколько минут заехать к антикварам, кое-что проверить. Вы не возражаете?
– Конечно, нет. Я буду даже рада. Это похоже на рынок Ковент-Гарден?
– Нет, – ответил Уильям. – Но возможно, вам будет интересно.
Посещение антикварного магазина ошеломило Кейт. Ярко освещенное внутри здание было поделено на небольшие отделы. Здесь их не меньше ста двадцати, объяснил Уильям, ведя Кейт по проходу. Повсюду, куда ни глянь, в стеклянных витринах были выставлены изящные украшения. Нет, это зрелище ни в коей мере не походило на Ковент-Гарден.
Уильям остановился перед угловым отделом и обменялся рукопожатием с невысоким пожилым человеком с серьезным и почтительным выражением лица. Взглянув на Кейт, он приветственно кивнул ей. Кейт не слышала, что говорит Уильям. У нее разбегались глаза от обилия искрящихся украшений: колец с бриллиантами, сапфировых сережек, изумрудных браслетов и рубиновых ожерелий. Бриллианты в платиновой и золотой оправе, окруженные другими драгоценными камнями, эффектно выделялись на черном бархате.
– Позвольте помочь вам снять пальто, – предложил Уильям, подойдя к Кейт. – Здесь слишком душно.
– Спасибо.
Уильям протянул пальто старику.
– Нельзя ли оставить его у вас на пару минут, Эрик?
– Разумеется. – Мужчина бросил в сторону Кейт вопросительный взгляд. – Показать вам что-нибудь, мадам?
– Если можно. – Она повернулась к Уиллу – тот был явно доволен впечатлением, которое произвели на нее драгоценности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16