А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Да.
– Наверное, у вас хватает забот.
– Еще бы! Кроме того, Питти требуется помощь в реставрации Торн-Хауса.
– Должно быть, она высоко ценит ваше мнение.
– По крайней мере так она уверяет. Расскажите, что вы сегодня повидали, – попросил Уильям, легко меняя тему разговора.
– По-моему, весь город, – Кейт улыбнулась в полутьме. – Мы долго любовались мостами.
– Это зрелище произвело на вас впечатление?
– Конечно. – Ей нравилось, когда Уильям держался по-дружески. А когда он поддразнивал ее, Кейт забывала о титуле и просто наслаждалась общением с мужчиной. На редкость привлекательным мужчиной, уточнила она, чувствуя тепло его руки. Одним из самых обаятельных мужчин, которых она когда-либо видела. Он богат, учтив и добродушен – вероятно, это непременные качества аристократа, за исключением разве что добродушия. Возможно, Уильям Ландри – исключение. А может, она напрасно начиталась исторических романов.
Они шагали по улицам Ковент-Гардена, пока впереди не показался театр Друри-Лейн. В вестибюле было не протолкнуться, но Уилл ловко провел свою спутницу сквозь толпу к лестнице, устланной алым ковром, а оттуда – к ложе. Капельдинер проверил билеты, продал Уильяму программку, пожелал хорошего вечера и показал их места. Кейт ощущала себя на седьмом небе.
– Вы позволите помочь вам снять пальто?
– Благодарю. – Она с трудом отвела взгляд от нарядных людей, толпой вливающихся в зал. Кейт Стюарт впервые в жизни оказалась в лондонском театре. Расстегнув пальто, она поднялась. Уильям помог ей снять пальто и бережно положил его на соседний стул.
– Вижу, на этот раз вы не надели брошь… – он умолк на полуслове, повернувшись к Кейт и воззрившись на ее грудь. – Впрочем, здесь ей самое место, – пробормотал он, переводя взгляд на лицо спутницы.
Кейт почувствовала, как запылали ее щеки – вот он, недостаток бледной кожи и волос с рыжеватым отливом! Она надела новое трикотажное коричневое платье, простое, с треугольным вырезом и длинными рукавами. Подол платья заканчивался чуть выше колен. К вырезу Кейт пришпилила брошь и дополнила ее золотыми серьгами. Джефф всегда утверждал, что ее лучшее украшение – глаза, а грудь «чересчур выпирает». Кроме того, он хотел, чтобы Кейт немного подросла, перекрасилась в блондинку и щедрее пользовалась косметикой. К черту Джеффа!
– Спасибо. – Она вскинула подбородок, надеясь, что Уильям не заметит ее смущения.
Он указал на стул, и Кейт села, с нетерпением ожидая начала спектакля. Отвлекаться на Уильяма ей не хотелось – при этом она чувствовала бы себя неловко, к тому же ситуация была бы слишком шаблонной.
Уильям снял свое пальто, под которым оказался идеально сшитый темно-серый костюм и белая рубашка в полоску. Его кашемировый галстук с серо-бордовым рисунком выглядел весьма консервативно.
– В этом театре были убиты два короля – Георг II и Георг III. Вы знаете английскую историю?
– Немного. В путеводителе сказано, что именно здесь Вильгельм IV впервые увидел миссис Джордан.
– Стало быть, вы романтичная натура. – Он сел так, чтобы видеть Кейт. – Наверное, вы верите в счастливую любовь с первого взгляда.
Судя по голосу Уильяма, сам он считал такую любовь немыслимой.
– Конечно! Я же прирожденная домохозяйка, любительница стряпни и детей – разве вы забыли?
– Ну что вы! – На миг он перевел взгляд на поблескивающую брошь. – Скажите, Кейт, что бы вы сделали, появись у вас деньги, много денег?
– Начала бы путешествовать, – не задумываясь, ответила она. – Может быть, купила бы дом. Помогла бы племянницам поступить в колледж, и так далее.
– Похоже, вы не раз думали об этом.
– На Род-Айленде проводится лотерея. Иногда я играю в нее.
– Когда считаете, что вам повезет. – Он кивнул в сторону броши. – Может, она и вправду принесет вам удачу.
Кейт коснулась большого камня указательным пальцем.
– По-моему, мне уже улыбнулась удача.
– А что, если эта брошь – ценная и дорогая вещь?
– Если она действительно ценная, я бы стала беречь ее.
Он открыл рот, чтобы ответить, но тут в зале погас свет. Кейт поудобнее устроилась на своем месте, приготовившись наслаждаться первым знакомством с лондонским театром. Ей не верилось, что она находится в Англии всего лишь второй день. Англию невозможно узнать лучше, чем она знает сейчас, – в этом нет сомнения.
Уильям склонился к ней.
– Что-нибудь случилось?
Только тут Кейт поняла, что ее вздох прозвучал слишком громко.
– Я подумала: даже если бы мне пришлось сию же минуту вернуться домой, я была бы счастлива.
Уильям ответил ей странным взглядом, затем улыбнулся.
– Я рад, что пребывание в Лондоне доставило вам удовольствие.
– Спасибо вам за сегодняшний вечер, – прошептала она, пока поднимался занавес. – Я знаю, это бабушка уговорила вас сопровождать меня, но все равно очень мило с вашей стороны.
Уильям удивленно вскинул бровь.
– Мило?
– Да, и вы тоже милый… – заявила Кейт, не сводя глаз со сцены. – Неважно, нравится вам это или нет, – еле слышно добавила она.
Это ему понравилось. Даже слишком. Нравилось, как ее волосы отливают рыжиной на солнце и темнеют в полумраке театра. Нравилась ее улыбка и искры в зеленых глазах, когда она шутила. Нравилось коричневое платье и соблазнительная ложбинка над вырезом, чуть повыше сверкающей броши. Он не возражал против ее выбора ресторанов или тщательно составленных планов осмотра достопримечательностей. Его не раздражало, что прогулку по Хэмптон-Корту она предпочла бы трем дням в люксе «Ритца».
Она верила в романтику, а он – в страсть.
К концу спектакля Кейт расплакалась. Уильям протянул ей платок и дождался, когда она справится со слезами. Этот спектакль он смотрел с тремя разными спутницами, и каждая из них не упускала случая всплакнуть – осторожно, чтобы не потекла тушь. Кейт не беспокоилась ни о туши, ни о ручейках слез, льющихся по щекам.
Он прокашлялся.
– С вами все в порядке?
Она испустила глубокий, прерывистый вздох.
– Просто этот месяц выдался для меня слишком трудным.
– Понимаю. – Он терпеливо ждал, надеясь, что Кейт возьмет себя в руки прежде, чем на них начнут глазеть.
– Все казалось мне рассчитанным и спланированным до мелочей, – она шмыгнула носом, – я имею в виду свое будущее. Свадьба тоже входила в мои планы, но ей предстояло быть лишь первым днем жизни, полной удивительных событий.
– Таких, как возня с детьми и стряпня, – подсказал Уильям, подавляя желание обнять ее. Он побарабанил пальцами по колену. – Не хотите ли пройтись?
Она кивнула, но не сдвинулась с места.
– Он сказал, что я стала ему безразлична, что ему уже скучно со мной.
Скучно? Взгляд Уильяма выразил недоверие. Скорее всего, Кейт чуть не вышла замуж за идиота.
– Вы по-прежнему любите его? – По некоторым причинам ответ на этот вопрос имел для Уильяма огромное значение.
– Нет, – Кэтрин поморщилась. – Я слишком зла.
– При чем тут злость?
– Она причиняет боль.
– Вот как? – Он подождал, пока Кейт вытрет слезы и снова глубоко вздохнет. – Не хотите ли поужинать? Жители Лондона обычно ужинают после театра, – объяснил он, надеясь отвлечь спутницу. – Или, если хотите, мы можем выпить где-нибудь кофе с пирожными.
– Я бы не отказалась.
Уильям поднялся и помог Кейт надеть пальто, погладив ее по плечу жестом, который внешне выглядел дружеским. По-видимому, Кейт не возражала. Поблизости они обнаружили кафе с соблазнительными пирожными на витрине. Они заказали кофе со взбитыми сливками. Кейт предложила Уильяму кусочек своего шоколадного трюфеля, а он поделился с ней своим эклером и без устали рассказывал о скандальных событиях из жизни королевской семьи, радуясь, когда в глазах Кейт вспыхивали искры. Наконец, подозвав такси, Уильям благополучно доставил спутницу к отелю «Сент-Джайлз».
– Подождите здесь, пожалуйста, – попросил он водителя и проводил Кейт через пустой вестибюль к лифту. Кейт помедлила, прежде чем нажать кнопку.
– Еще раз спасибо вам, – произнесла она с очаровательной улыбкой. – Я провела незабываемый день.
– И я тоже, – искренне признался он. Положив руки на плечи Кейт, он шагнул ближе и склонил голову. На ее лице отразилось изумление, но затем их губы встретились, и Уильям закрыл глаза. Дружеский, ничего не значащий поцелуй превратился в нечто совсем иное, и Уильяму захотелось, чтобы он длился вечно. Он надеялся ощутить лишь тепло и нежность, но никак не ожидал взрыва страсти. Прижав Кейт к себе, Уильям почувствовал, как их тела соприкоснулись. Несмотря на несколько слоев плотной одежды, он ощущал жар, исходящий от ее кожи, и трепет губ, которые он приоткрыл языком.
Внезапно заморгав, он отпустил Кейт и ухитрился невозмутимо пожелать ей спокойной ночи. В ответ она произнесла какие-то вежливые слова, но Уильям их не услышал. Повернувшись, он вышел из отеля, опасаясь передумать и вернуться.
Через несколько минут он прибыл в Торн-Хаус, не успев забыть прикосновение женского тела. Не успел он и избавиться от мучительного напряжения в собственном теле.
Путь обратно занял слишком мало времени, чтобы решить, как быть дальше. Соблазнение туристок из Америки, особенно беспомощных родственниц с разбитым сердцем, было не в правилах Уильяма Ландри.
Он должен бежать. Вернуться в поместье и… с головой окунуться в подготовку к весенним работам. Отправиться на горнолыжный курорт, заняться сексом с Джессикой или другой не менее утонченной женщиной, которая не станет рассчитывать на большее и которой хватит здравого смысла покидать его спальню до рассвета. А Кэтрин ждет нежных слов, обещаний и счастья до конца жизни.
Уильям не понимал, откуда у него такие мысли о женщине, с которой он познакомился лишь вчера. О женщине с брошкой, которая свела с ума его бабушку. До брошки ему не было дела. Жаль, что эта никчемная безделушка стала причиной его нынешнего душевного хаоса.
– Как дела? – Питти выглянула из двери своей спальни. Уильям видел только полосу малинового шифона, свисающую с плеч до носков туфель.
Он остановился в коридоре, понимая, что его загнали в угол. Расстегнув пальто, он расслабил узел галстука.
– Не надо больше подкладывать мне списки, Питти.
– Я только хотела…
Не собираясь вдаваться в обсуждение брачных замыслов, Уильям прервал ее:
– Ты хорошо провела вечер?
– Отлично, благодарю, – ледяным тоном отозвалась Питти. – А ты?
– Тоже.
– Она согласна продать брошь?
– Не знаю. Но ты не станешь покупать ее, пока не убедишься, что брошь подлинная.
– Завтра же затащи ее к Лонгмайру и позаботься, чтобы брошь осмотрели ювелиры. Мне все равно, под каким предлогом ты заманишь ее туда. Этой глупости пора положить конец.
Затащить Кэтрин ему действительно хотелось – кое-куда, но не к ювелиру. Зато с последним заявлением Питти Уильям был совершенно не согласен.
– Кажется, завтра она едет на экскурсию.
Питти изобразила царственную гримасу.
– Пусть отменит ее, – велела она. – Ты и без того медлишь слишком долго. Завтра утром я позвоню ей и все объясню.
– Нет! – отрезал Уильям, глядя на Питти в упор. – Ты этого не сделаешь. Отныне я сам займусь этим делом и не допущу, чтобы ты вмешивалась в него. Я сам решу, настоящий алмаз или нет, и, если он не подделка, непременно куплю его. В твоей помощи я больше не нуждаюсь.
– Но…
– Спокойной ночи. – Уильям увидел, как глаза Питти широко раскрылись, затем губы сжались в тонкую линию, и она отступила, захлопнув дверь. Уильям не стал медлить в темном коридоре. Ему не терпелось поскорее добраться до своих комнат и принять прохладный душ. Уже удаляясь, он услышал, как дверь спальни вновь открылась, и остановился, приготовившись к продолжению спора.
– Уилли!
Он не оглянулся.
– Ну что тебе еще, Питти?
В ее голосе зазвенело торжество.
– Ты проспорил мне десять фунтов.
Кейт не сводила глаз с телефона и пыталась припомнить разницу во времени между Лондоном и Род-Айлендом. Пять часов или шесть? И в какую сторону – вперед или назад? Что это был за день! Покупка старинного ожерелья в Ковент-Гардене, рыба с чипсами в парке, «Мисс Сайгон», компания обаятельного холостяка, к тому же еще и герцога. С таким человеком, как Уильям Ландри, она познакомилась впервые, и не представляла, как его описать. Само собой, он сдержан. Циничен? Временами. Немыслимо учтив и опасно обаятелен – это точно.
Устроившись на узкой кровати, Кейт выключила лампу, укрылась одеялом до подбородка и зарылась в подушки. Помимо всего прочего, Уильям Ландри – на редкость страстный мужчина, умеющий целоваться. Он целовал ее так, словно находил неотразимой… Подумав об этом, Кейт улыбнулась в темноте. Вероятно, один его костюм стоит больше, чем она зарабатывала за месяц, однако он обращался с ней как с принцессой. Нет, не так: он относился к ней как к желанной женщине. Именно поэтому и показался ей настолько обаятельным – не говоря уже о других достоинствах.
Все кончено. Кейт осмотрела Торн-Хаус, как и собиралась сделать. Вдобавок получила неожиданный приз в виде общества Уильяма во время осмотра достопримечательностей и посещения театра. Она поблагодарила его, он ответил поцелуем. Она попрощалась, а не пожелала спокойной ночи – у нее не было причин думать, что они увидятся вновь.
И все-таки случившееся во многом напоминало сказочное приключение.
Глава четвертая
Кейт проснулась рано, раньше, чем зазвенел будильник, поставленный на шесть часов. Она надписала несколько открыток, быстро приняла душ и надела черные брюки, замшевые ботинки, коричневый свитер и кардиган цвета слоновой кости. Янтарное ожерелье будет удачным завершающим штрихом, решила она, застегивая его на шее. В конце концов, сегодня ей предстоит посетить замок и дворец. Надо выбрать такую одежду, чтобы чувствовать себя удобно и вместе с тем не производить впечатления одетой безвкусно и старомодно. Кейт с удовольствием вспомнила, каким лестным для нее было выражение на лице Уильяма при встрече.
Таких взглядов от Джеффа она удостаивалась только в самом начале знакомства, а потом он вдруг утратил всю предупредительность и стал беспощадно критиковать ее. Возможно, все мужчины таковы. Кейт накрасилась, причесалась и проверила, достаточно ли у нее с собой денег. После сытного завтрака с бенджерами и булочками она поспешила в вестибюль. Экскурсионный автобус должен был остановиться у «Сент-Джайлза» в половине девятого, но консьержка посоветовала выйти пораньше. Проходя по вестибюлю, Кейт заметила в углу, возле папоротника, знакомую фигуру – высокую, гибкую, в джинсах и узорчатом свитере, с плащом, переброшенным через руку. Уильям смущенно улыбнулся, увидев подошедшую Кейт.
– Что вы здесь делаете?
– Собираюсь провести этот день с вами, – ответил Уильям. – Если вы позволите.
– Вы снова явились сюда по настоянию бабушки? – Кейт больше не желала быть объектом жалости вдовой герцогини.
Уильям покачал головой.
– Когда я уходил, она еще спала. Надзор за реставрационными работами утомил ее.
– Я еду в Хэмптон-Корт и Виндзорский замок. Экскурсионный автобус прибудет с минуты на минуту.
– А вы не могли бы перенести эту экскурсию на завтра? Я думал, вы захотите увидеть Кенсингтонский дворец, где живет принцесса Ди. Я мог бы даже сводить вас в магазины, где она бывает. – Сверкнув очаровательной улыбкой, Уильям застыл в ожидании ответа.
– Извините, но перенести экскурсию я не могу. – Кейт тут же пожалела о своем отказе. – Я уже заплатила за нее тридцать восемь фунтов, к тому же такую экскурсию проводят зимой только дважды в неделю. Это мой единственный шанс. Мы пообедаем в настоящем пабе – это удовольствие я не хочу пропустить.
– А как же осмотр Кенсингтонского дворца? Неужели вы готовы пропустить его?
– Посещение дворца назначено у меня на субботу.
Вот так. Пусть отправляется в свой особняк и доложит вдове, что сделал все возможное, но у американской родственницы оказались другие планы. Кейт быстро надоедали люди, проявлявшие к ней жалость.
– Очень жаль… – Судя по выражению лица, Уильям говорил искренне. Его явное разочарование изумило Кейт. – А я думал, вы будете рады выпить чаю у Брауна. Это одна из лучших чайных Лондона.
– Правда? – Кейт заколебалась, но вовремя спохватилась. Менять свои планы в последнюю минуту она не согласна даже ради герцога. Не согласна и не будет менять. – Надо бы побывать там перед отъездом.
– Об этом вы не пожалеете, – Уильям взглянул на часы. – Прошу прощения, я на минуту, – произнес он и пробрался через толпу к стойке администратора.
Кейт пожалела его – Уильям вдруг показался ей потерянным и одиноким. Должно быть, нелегко жить с бабушкой в доме, превращенном в музей. К тому же он, очевидно, скучает по своей ферме.
Уильям вернулся через минуту с довольным выражением лица.
– Я тоже купил билет на экскурсию.
– Вы купили билет? Но каким образом?
– С помощью кредитной карточки, Кэтрин, – в этом нет ничего удивительного. – Он понизил голос: – Должен ли я извиниться за вчерашний поцелуй?
– Разумеется, нет!
– Вот и хорошо, – он удовлетворенно улыбнулся. – Я намерен не извиняться, а впредь целовать вас как можно чаще.
У Кейт потеплело в груди. Нелепо было верить Уильяму, но предложенная им игра показалась Кейт забавной.
– Неужто вы заигрываете со мной?
– Вот именно, – Уильям окинул взглядом ее пальто. – Хорошо, что вы прихватили его. Сегодня довольно прохладно.
– Итак, мы перешли на разговор о погоде.
– Чтобы убить время, – пояснил Уильям. – И отвлечь вас до приезда автобуса – чтобы вы не передумали и не прогнали меня.
– Послушайте, – завелась Кейт, стараясь не замечать насмешливой улыбки Уильяма, – вам вовсе незачем опекать меня. Мне уже двадцать пять лет, я достаточно взрослая, чтобы путешествовать по Англии самостоятельно. Вам с бабушкой ни к чему беспокоиться обо мне, вам не стоит целый день трястись в автобусе, незачем…
– Но я взял билеты на «Призрак оперы», на сегодняшний вечер, – возразил Уильям. – Я решил, что он вам понравится – ведь вы, кажется, любите романтические сюжеты.
– «Призрак»? В Лондоне? – Кейт восторженно уставилась на него. Ну разве можно отказаться от такого приглашения?
Ее вопрос удивил Уильяма.
– Почему бы и нет? В театре ее величества, на Хеймаркете. Или у вас уже есть билет?
– Нет. Мне не повезло.
Уильям довольно заулыбался.
– Значит…
– Экскурсионный автобус в Хэмптон-Корт и Виндзорский замок! – объявил мужчина у дверей. – Здесь кто-нибудь едет на экскурсию?
– Мы! – Кейт вскинула руку.
– Тогда идем, – позвал седовласый мужчина. – Нам надо сделать еще несколько остановок в Лондоне.
Уильям последовал за Кейт в огромный экскурсионный автобус и сел рядом с ней впереди. Кейт сложила пальто на коленях и повернулась к спутнику.
– Зачем вам это понадобилось, Уильям?
– Зовите меня Уиллом.
– Скажите мне правду… – Кейт выжидательно замолчала.
Двигатель автобуса с ревом пробудился к жизни.
– Правду… – повторил Уильям и некоторое время смотрел мимо Кейт в окно, прежде чем ответить: – Как вам вот такое объяснение: бабушка вновь задалась целью женить меня, а я избегаю ее и подобранных ею кандидаток в герцогини. Звучит архаично, но тем не менее это так. Бабушка любит давние обычаи. Ей бы жить в прошлом веке.
– А вам не нужна герцогиня?
– Ни в коем случае! – Уильям скорчил гримасу. – Меньше всего на свете меня тянет жениться.
Кейт не поверила ему ни на секунду. Обаятельному Уильяму Ландри пришлось бы отбиваться от женщин, даже если бы он не был богатым аристократом. Она с трудом сдержала смех.
– По-моему, немало женщин были бы счастливы выйти за вас замуж.
– Разумеется – ради денег. И поместий, – его глаза блеснули. – Понимаю, вы смеетесь надо мной, но в мои намерения не входит жениться на ком бы то ни было. Но Питти продолжает настаивать, а я – придерживаться своих принципов.
– В конце концов вам пришлось спрятаться в экскурсионном автобусе. – Кейт не выдержала и рассмеялась. – И вы думаете, я этому поверю?
– Вот именно. – Очевидно, Уильям не обиделся за ее смех. Он придвинулся ближе: – Не могли бы вы помочь мне? – Кейт молча ждала продолжения. – Позвольте сегодня сводить вас в театр, а завтра – в Кенсингтон.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16